О чем думаете?
0 0

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Vladimir_SPB

 -Подписка по e-mail

 

 -Интересы

гимназиях документы и предметы связанные с обучением в униве институтах коллекционирую старые фотографии училищах и пр. до 1918 года.

 -Сообщества

Участник сообществ (Всего в списке: 2) Старое_фото про_искусство

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 16.05.2009
Записей:
Комментариев:
Написано: 395




Высшие женские естественнонаучные курсы М.А.Лохвицкой-Скалон (Листы выпускного альбома) Часть 6.

Суббота, 09 Января 2021 г. 17:48 + в цитатник

Шипчинский Валериан Валерианович  - заведующий кафедрой физики и метеорологии Высших женских естественнонаучных курсов М.А. Лохвицкой-СкалонШипчинский Валериан Валерианович (1873-1918) – русский ученый - метеоролог и климатолог, педагог. Родился в г. Турку (Або- русское название города)  в Великом княжестве Финляндском в дворянской семье.  Окончил гимназию в Финляндии. Поступил в Санкт-Петербургский университет на Физико-Математический факультет.  Окончил курс в 1900 году. В Университете ему  предложили остаться в должности ассистента на кафедре физической географии. В те годы  кафедрой руководил Воейков Александр Иванович.  В 1903 перешел в Лесной институт. Работал на должности ассистента, на кафедре физики и метеорологии. Удостоен должности приват-доцента. Позднее работал наблюдателем Павловской магнитной и метеорологической обсерватории и физиком Отделения ежедневного бюллетеня Главной физической обсерватории.  В 1909-1913 годах,  был заведующим кафедрой физики и метеорологии Высших женских естественнонаучных курсов М.А. Лохвицкой-Скалон.  Писал статьи для энциклопедических словарей “Брокгауза и Ефрона” и  “Гранат”.  Читал публичные лекции. Был членом Русского географического общества.  В общей сложности его перу принадлежит более 40 научных работ.

Валериан Валерианович Шипчинский в августе 1913 г. был назначен  на должность начальника Центральной гидрометеорологической станции в Архангельске.  Во время Первой Мировой войны эта станция была очень важна для обеспечения поставок грузов от союзников. “Интенсивную работу по оперативному обеспечению флота В.В. Шипчинский совмещал с научными исследованиями. К примеру, в 1915 г. он предпринял экспедицию по Белому морю, в ходе  к которой определил оптимальные места для создания пунктов метеорологических наблюдений. В   ответ на просьбу Отдела торговых портов предоставить климатические данные для выбора  наиболее удачных мест портостроительства Валериан Валерианович провел обширную работу по обобщению разрозненных данных наблюдений станциями различных ведомств”(1) .

Во время правления Временного правительства Валериан Валерианович был губернским правительственным комиссаром (Архангельская губерния).

Был председателем правления  “Архангельского общества изучения Русского Севера”.

Имел братьев: Андрей Валерианович (1885-1967 гг),  окончил Санкт-Петербургский университет в 1911 году, специализировался по физике и метеорологии. В 1913 году был приглашен в Воронеж преподавать  в Воронежском государственном аграрном университете им. императора Петра I.  В 1913 - 1929 годы  возглавлял Метеорологическое бюро Воронежского губернского земства Центрально-Черноземной области(2).  Николай Валерианович (1886-1955), был известным советским ботаником, директором Ботанического сада в Ленинграде, участником 6 экспедиций.

1.       Паромова И.А. Из истории Гидрометслужбы Севера // Человек и стихия. Л.: Гидрометиздат, 1981

2.       Воронежский вестник архивиста: Научно-информационный ежегодник. Выпуск 9. / Архивный отдел Воронежской области; Воронежское областное отделение Российского общества историков-архивистов. — Воронеж: «Фортуна», 2011. — 376 с.

3.       http://www.polarpost.ru/forum/viewtopic.php?f=8&p=37998


Высшие женские естественнонаучные курсы М.А.Лохвицкой-Скалон (Листы выпускного альбома) Часть 5.

Среда, 06 Января 2021 г. 00:48 + в цитатник

Владимир Михайлович Шимкевич - преподаватель на Высших женских естественнонаучных курсов Лохвицкой-СкалонВладимир Михайлович Шимкевич (28 июля [9 августа] 1858, Карачев — 23 февраля 1923, Петроград) — российский зоолог, коллежский советник,  педагог, ректор Петроградского Университета , академик Российской академии наук (1920), атеист, пропагандист и теоретик эволюционного учения Дарвина.

Родился в г.Карачаево Орловской губернии. Его детство прошло в имении отца отставного штабс-капитана Шимкевича Михаила Фадеевича в Нижегородской губернии. В 1868 был определен в IV-ю Московскую гимназию. По всей видимости, он жил в пансионе гимназии.  Учился он на отлично, но поведение мешало закончить обучение с “отличием” (5). В 1877 году он закончил гимназию.

В 1878 году Владимир Михайлович поступил на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета. Сейчас трудно сказать,  с чем был связан выбор зоологии как научного направления, с которым  он связал свою жизнь. Может быть это связано с любовью к охоте, которая проявилась еще в детские годы в именье его отца? Но начиная с первого курса, Владимир Михайлович выбирает в качестве учителя зоолога  Богданова Анатолия Петровича.  Анатолий Петрович в годы учебы В.М.Шимкевича  имел должность экстраординарного профессора, был директором Зоологического музея при университете, директором отдела прикладной Зоологии в Московском музее прикладных знаний и пр. Он читал лекции студентам, организовал лабораторные занятия на своей кафедре — так называемый Зоологический практикум.

Во время учебы в университете Владимир Михайлович был членом научного кружка зоологов организованным в 1876 году Богдановым Анатолием Петровичем .  Этот кружок не имел официального статуса, его заседания проходили по частным квартирам. На них обсуждались преимущественно теоретические вопросы биологии. Летом   кружковцы выезжали на дачи, где проводили наблюдения в природе (преимущественно в  области гидробиологии)(1).

Под руководством  А.П.Богданова В.М.Шимкевич  выполнил работу на университетскую тему - "Изучить одну из форм паукообразных преимущественно методом разрезов", за которую был награжден серебряной медалью(6). Эта работа легла в основу его магистерской диссертации.

После окончания университетского курса  в 1881 году Владимир Михайлович работает у А.П.Богданова  в Зоологическом кабинете Московского университета.

У Богданова было правило отправлять своих учеников сдавать магистерские экзамены и защищать диссертации в другие университеты. В.М.Шимкевич в 1885 году поехал с этой целью в Петербург, где сдал магистерские экзамены университетским профессорам Н.П.Вагнеру, М.Н.Богданову и И.М.Сеченову. Через год там же В.М.Шимкевич защитил магистерскую диссертацию по эмбриональному развитию пауков(«Материалы к познанию эмбрионального развития Araneina») и был приглашен занять место консерватора в Зоотомическом кабинете у Вагнера. Владимир Михайлович соглашается и в 1886 году получает должность приват-доцента на кафедре зоологии, сравнительной анатомии и физиологии животных физико-математического факультета (7).

В 1889 г. получил степень доктора зоологии за диссертацию «Наблюдение над фауной Белого моря»( по материалам совместной с Н.П. Вагнером поездки на Белое море) и был назначен экстраординарным профессором зоологии Санкт-Петербургского университета. Ему поручается вводный, самый ответственный курс – «Биологические основы зоологии». В 1895 году получает должность ординарного профессора, а в 1913 становиться заслуженным профессором.

В 1899 г. императорская академия наук присудила В.М. Шимкевичу за его научные исследования премию имени графа Д.А. Толстого – в то время президента Академии Наук.

В.М.Шимкевич стал первым выборным деканом физико-математического факультета после революции 1905 г.

Имел либеральные политические взгляды. Четко придерживался принципов студенческой автономии. В 1908 году после отставки первого выборного ректора университета И.И.Боргмана,  Владимир Михайлович был назначен исполняющим обязанности ректора.  Исполняя эти обязанности он отстаивал принципы студенческой автономии, за что имел нарекания от правительственных чиновников(3).

В сентябре 1911 года, на фоне студенческих волнений и ограничений студенческой автономии со стороны правительства, ректор Санкт-Петербургского университета  Д.Д.Гримм  подал прошение об отставке и был уволен. Ректором был выбран В.М.Шимкевич, но он отказался вступать в эту должность. По всей видимости, это был протест против отставки ректора и действий правительства по отношению к студентам университета(2).

Заведовал Зоотомическим кабинетом  (1894-1896, 1911-1913), Зоологическим кабинетом(1889-1894) в Санкт-Петербургском университете.

Владимир Михайлович был человеком неуемной энергии. Сегодня  нам трудно понять как люди того времени не имея телефонов и компьютеров были так продуктивны и успевали сделать так много. Помимо своей преподавательской деятельности  он активно пропагандировал биологические знания в печати, написал 180 научно-популярных статей для научных журналов и свыше 700 статей в Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона.  Редактировал научно-популярные журналы «Вестник естествознания», «Экскурсионное дело», «Зоологический вестник». Часто выступал с публичными лекциями. Активно участвовал в работе научных обществ: непременный член Императорского Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии, действительный член Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей, Императорского  Общества акклиматизации животных и растений, Комитета шелководства в Москве, Русского энтомологического общества.  Директор (общественная должность) Соловецкой биологической станции Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей. Участник  зоологических экспедиций  на Белом море.

В.М.Шимкевич был членом Ученого Комитета Министерства народного просвещения - подразделения Министерства народного просвещения Российской империи. В числе основных задач комитета были: выбор, составление и распространение учебных книг и пособий. Также им рассматривались, по поручению министра, различные поступающие в министерство педагогические вопросы и предположения, проекты учреждения учёных обществ и др.

Читал цикл лекций в Московском городском университете имени А.Л. Шанявского. В 1907 году для координации университетских научных кружков была создана студенческая межкружковая организация. Ее руководителем стал В.М.Шимкевич. В состав этой организации входили по два члена от каждого научного университетского кружка. Труды межкружковой организации выходили в течение трех лет: 1909-1911 гг.

С 1906 года член-корреспондент Императорской Санкт-Петербургской Академии Наук

Владимир Михайлович внес огромный вклад в развитие женского образования в России. При преобразовании в 1897 году частного учебного заведения Лохвицкой-Скалон в женскую гимназию с приданием ей прав государственной он был председателем педагогического совета создаваемого учебного заведения. А в 1903 году, когда на базе гимназии создавались Высшие женские естественнонаучные курсы то в «Проекте положения» о курсах отмечалось, что учредители М. А. Лохвицкая-Скалон и В. М. Шимкевич являются: «Первая — собственницей и начальницей курсов, второй — Председателем Совета и заведующим курсами. Совет состоит из всех преподавателей, председателя и начальницы курсов» (8).

В 1918 году В.М. Шимкевич был  директором Высших женских (Бестужевских) курсов .

После революции  1917 года в высшем образовании происходили грандиозные изменения. Одним из значимых преобразований была отмена запрета на обучение в университетах и институтах для женщин.

В 1919 г. в состав 1-го Петроградского университета влились Историко-филологический институт (переименованный в Педагогический институт при университете), 2-й Петроградский университет (медицинский факультет был выделен и сохранен как самостоятельный вуз) и 3-й петроградский университет(Высшие Женские Бестужевские курсы). В результате реорганизации в октябре 1919 г. был образован Единый петроградский университет (с 1921 г. государственный). Ректором единого Университета был избран В. М. Шимкевич. Университет включал в себя два факультета: общественных наук (его основу составили восточный, историко-филологический и юридический факультеты, а также бывший Историко-филологический институт и соответствующие факультеты  2-го и 3-го Петроградских  университетов), образованный постановлением Наркомпроса 13 сентября 1919 г., и физико-математический. Единый факультет общественных наук (ФОН) был разделен на 6 отделений: политико-юридическое, социально-экономическое, философское, историческое, филологическое и этнолого-лингвистическое.  Востоковедческие дисциплины читались на четырех последних отделениях. Осенью 1921 г. ФОН снова подвергся реорганизации. В 1922 г. к нему был  присоединен Археологический институт. В 1924 г. Химико-фармацевтический институт, а в 1925 г. — Географический институт также вошли  в состав Петроградского университета(4).

Вот как об этом писал Даниил Гранин в своем романе “Зубр”: - “Нарком просвещения А. В. Луначарский пригласил Владимира Михайловича Шимкевича стать ректором Ленинградского университета. Крупнейший специалист по беспозвоночным, академик Шимкевич был убежденным дарвинистом, материалистом и при этом членом кадетской партии. Луначарского это не смущало. Профессура была поражена: большевики доверяют кадету университет! Луначарский знал, что делал: во-первых, Шимкевич был человек неподкупной честности, во-вторых, акт этот удержал в университете многих ученых, привлек их симпатии к новой власти. В длиннющем коридоре университета, по которому шутники устраивали гонки на роликах, стояли столики с надписями: «Эсеры», «Меньшевики», «Большевики». Студенты митинговали, партии вербовали молодежь. Шимкевич, да и власть, относились к этому спокойно, и до самой смерти он добросовестно руководил университетом. Студентов он увлек созданием естественнонаучного института в Петергофе; в имении герцога Лихтенбергского организовывались новые лаборатории – гидробиологии Дерюгина, лаборатории Д. Насонова, Костычева, В. Догеля, Ю. Филипченко. Золотая пора! Юрий Иванович Полянский, студент-дипломник тех лет, вспоминает, о ней как о самом счастливом времени своей ученой жизни. До революции подобного настроения не было, тут же все вдруг убедились, что новая власть за науку не на словах, а на деле (9).”

Время было не простое, и не все так радужно как описывает Даниил Гранин в своем романе “Зубр”.  Вот, что пишет Питирим Сорокин в автобиографическом романе “Дальняя дорога”: - “  Новый комиссар университета первокурсник Цвибак(ошибка, его фамилия была Бошняк) отобрал у ректора Шимкевича, профессора и самого выдающегося зоолога в России, печати и объявил себя руководителем университета”(10).

В 1920 году Владимир Михайлович был избран действительным членом Академии Наук.

Владимир Михайлович был великолепным лектором. Студенты его любили. Хотя его лекции были довольно сложны. Он старался, чтобы студенты думали, а не просто зазубривали знания. “Взойдя на кафедру, часто под аплодисменты студентов, Шимкевич совершенно преображался. Окинув студентов пытливым взглядом, он начинал говорить. Звучный баритон с чисто московскими оборотами держал аудиторию в постоянном напряжении. Девиз Шимкевича – не опускаться до аудитории, а поднимать ее до уровня профессора. Этот уровень был очень высок, особенно для студентов первого семестра, которым излагались самые последние зоологические достижения и теории. Временами напряжение разряжалось смехом: тонкая ирония профессора по поводу антидарвинистов – «ученых в поповской рясе», а иногда и правительства, имела успех у студентов. Некоторые шутки Шимкевича становились анекдотами и долго бытовали в научной среде.

Студентов профессор любил и готов был для них на всякие жертвы. Глаза его буквально загорались, когда он видел способного, работающего студента, и им делалось все, чтобы поощрить таких студентов и укрепить в них желание серьезно и упорно работать. Пренебрегая собственным отдыхом, Шимкевич руководил студенческими кружками, лабораторными занятиями, экскурсиями. Постоянно за кого-то просил и кого-то выручал, входя во все мелочи студенческого быта”(7).

 

 

1.       Дунаев Е. А. Кружок юных натуралистов Научно-исследовательского Зоологического музея МГУ (КЮН ЗМ МГУ). — Москва: Товарищество научных изданий КМК. 2017. 81 с.

2.       Дворниченко, А. Ю., & Ростовцев, Е. А. (2019). История семьи, науки, общества в зеркале воспоминаний. В Фаворская Т.А. Фаворские. Жизнь семьи университетского профессора. 1890 – 1953. Воспоминания / под ред. А.Ю.Дворниченко (стр. 11-44). Издательство Санкт-Петербургского университета.

3.       Брачев, В. С. (2012). Студенческая забастовка 1908 года в Санкт-Петербургском университете. В Труды кафедры истории России с древнейших времен до XX века. Т. III. (стр. 54-100). Издательство Санкт-Петербургского университета.

4.       Марахонова С.И. Петроградский дневник япониста С.Г.Елисеева // Четвертые востоковедные чтения памяти О.О.Розенберга. Доклады, статьи, публикации документов. СПб., 2011. С. 215—237.

5.       Шимкевич, В. Из гимназических воспоминаний / В.Шимкевич // Русская школа. – 1906. - № 1,2

6.       М. Мензбир. Энциклопедический словарь Гранат, т. 49 (1930): Чулков -- Школьное дело, стлб. 602—604.

7.       Фокин С.И. Жизнь университетского профессора. Владимир Михайлович Шимкевич // Санкт-Петербургский университет.2003. № 28-29. С. 25-28.

8.       Галасьева Галина Валентиновна Высшие женские естественнонаучные курсы М.А.Лохвицкой-Скалон // Universum: Вестник Герценовского университета. 2010. №6. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vysshie-zhenskie...ye-kursy-m-a-lohvitskoy-skalon (дата обращения: 05.01.2021).

9.       Гранин Д. А. Зубр. — Л.: Сов. писатель, Лен. отд, 1987.

10.   Сорокин Питирим, “Дальняя дорога”, Автобиография, Москва, Терра, 1992


Высшие женские естественнонаучные курсы М.А.Лохвицкой-Скалон (Листы выпускного альбома) Часть 4.

Воскресенье, 13 Декабря 2020 г. 22:20 + в цитатник

Николай Михайлович Могилянский  - преподаватель географии и этнографии на Высших женских курсах М.Лохвицкой-СкалонНиколай Михайлович Могилянский (1871—1933) — русский и украинский этнограф, антрополог, государственный деятель , журналист и педагог. Родился в 1971 в Чернигове в семье юриста.  Его отец  Михаил Яковлевич (1840 - 1894) закончил юридический факультет Университета Св. Владимира в Киеве и занимался юридической практикой. Занимал должность товарища председателя уголовной палаты Черниговского окружного суда. Мать, Мария Николаевна  (1855 - 1918) (в девичестве - Максимович), была образованной и культурной женщиной. Окончила Левашовский пансион в Киеве и, - с отличием, - классы Фундуклеевской гимназии. У Николая Михайловича было два брата и сестра. Михаил Михайлович(1873-1944) стал  литературным критиком, публицистом и литературоведом, Петр Михайлович был известным в Санкт-Петербурге адвокатом.

В 1889 году окончил Черниговскую гимназию. Поступил на естественное отделение физико-математического факультета Петербургского университета, которое окончил в 1893 году с дипломом 1-й степени. Слушал лекции Д.Менделеева, П.Лесгафта, П.Фан-дер-Флита и др. На последних курсах специализировался по географии и антропологии.

В те годы областью научных интересов Николая Михайловича была антропология. Для получения новых знаний он поступил в 1893 году в Императорскую Военно-Медицинскую Академию на 2-й курс. Но уровень преподавания интересующих его предметов не оправдал  надежд. Сдав экзамены  в 1894 году, он покидает Академию. Летом 1894 года уезжает в Берлин, где слушает лекции в Берлинском университете. В августе 1894 года скончался его отец  и Николай Михайлович уезжает на родину в Чернигов. Год работает земским статистиком, а затем снова возвращается за границу.  Проходит курс в парижской Школе антропологии «Ecole dAnthropologie», работает  в лаборатории французского антрополога - профессора Л.Мануврие. Весной 1897 года возвращается в Россию в Санкт-Петербург.  С 1898 года работает в Музее Антропологии и Этнографии Императорской Академии наук на должности старшего антрополога.  В 1901 году его приглашают на работу в Русский музей Императора Александра IIIна должность хранителя Этнографического отдела. В 1908(1910) он становиться заведующим Этнографического отдела музея.  Участвует во многих этнографических экспедициях, выезжает в командировки за рубеж.  В ходе своей деятельности собрал более 3000 экспонатов, касающихся культуры и быта восточных славян. Пишет научные статьи.  Принадлежал к партии кадетов. Был идеологическим противником украинского сепаратизма. Стоял на позициях децентрализации власти, федерализма и культурной автономии Украины. В качестве делегата от Украины участвовал в работе 8-го съезда партии кадетов в 1917 году. В журнале “Мир Божий” заведовал научным отделом. Был членом масонской ложи. Финансировал открытие артистического кабаре “Бродячая собака” в Санкт-Петербурге.

Практически сразу после возвращения из-за границы в 1987 году началась его педагогическая карьера. В 1898-1910 годах преподавал географию в Учительском институте и 1-м кадетском корпусе. С 1908 года преподает этнографию на  педагогических курсах военного ведомства при Педагогическом  музее ведомства военно-учебных заведений России. С 1907 года был профессором кафедры географии и этнографии на Высших женских курсах М.Лохвицкой-Скалон.

После революционных событий 1917 года Николай Михайлович переехал в Киев. В правительстве гетмана Скоропадского Павла Петровича (1918) имел  должность Товарищ государственного (державного) секретаря.

В 1920 году уехал в Константинополь, а затем переехал в Париж. В 1920 участвовал в создании в Париже Украинского Национального Комитета. Он был автором многих материалов в бюллетене этой организации -  «Bulletin du Comite National Ukrainien a Paris» («La Jeune Ukraine») .  Преподает в Сорбоне (Faculte des Sciences),  Лицее Жансон-де-Сайи (Lycée Janson-de-Sailly) и Лицее Генриха IV(Lycée Henri-IV). Николай Михайлович был одним из организаторов Русской Академической группы (РАГ). РАГ была русско-французским обществом оказывающим содействие получению образования русским эмигрантам во Франции.  Члены РАГ  помогали  поступающим в высшие учебные заведения,  помогали в организации защиты докторских и магистерских диссертаций.  В сотрудничестве с парижским Институтом славистики РАГ организовала курсы по русской истории и литературе. При содействии Академического союза Группой был создан парижский Русский народный университет (1  марта 1921).

В 1923 году переезжает в Прагу. В 1924-1926 годах преподает в Русском народном университете (он возглавлял отделение естественных и прикладных наук), в 1923-1926 в Русском педагогическом институте Яна Каменского, в 1926 году в Русском институте сельскохозяйственной кооперации. Николай Михайлович  получал профессорскую стипендию от чехословацкого правительства.

Публиковал статьи и библиографические заметки в различных органах печати: «Последние новости», «Руль», «Общее дело», «Сегодня», «Родное слово», «Голос минувшего», «Звено», «Архив русской революции», «Научные труды Русского народного университета в Праге», «Slavia», «Prager Presse» и др.М. был автором книг: «Основы антропологии», «Украина во время мировой войны».

 

1.       Архивные материалы Ф. Р-5787, 1 оп., 165 ед. хр., крайние даты: 1916–1933. http://guides.rusarchives.ru/node/1818

2.       Решетов А.М. Н.М. Могилянский — выдающийся российский этнограф и музеевед // Музей. Традиции. Этничность. ХХ–ХХI вв. СПб; Кишинев: РЭМ Nestor-Historia, 2002. С.147-151.

3.       Могилянский Н.М. Этнографический Отдел Русского Музея Императора Александра III //

ЖС. 1911. Вып. III-IV. С.473-498.

4.        Могилянский Н.М. Предмет и задачи этнографии // ЖС. 1916. Вып. I. С. 1-22; Журнал заседания Отделения Этнографии И.Р.Г.О. 4 марта 1916 года // ЖС. 1916. Вып. II-III. С. 1-11.

5.       Этнография и ее задачи (по поводу одной кн.): Реф., чит. в Антропол. о-ве при С.-Петерб. ун-те в начале 1902 г., вскоре после выхода в свет книги Н.Н. Харузина "Этнография". Вып. 1 СПб.: тип. А.Г. Розена, .

6.       Поездка в центральную Россию для собирания этнографических коллекций // Материалы по этнографии России. Под ред. Ф.К. Волкова. Том 1. СПб., 1910.

7.       Федор Михайлович Плюшкин // Живая старина. Вып. II (1911).

8.       Этнографический Отдел Русского Музея Императора Александра III // Живая Старина. Вып. III-IV (1911). С. 473-498.

9.       Музей украинских древностей В.В. Тарновского Черниговского Губернского Земства // Живая Старина. Вып. III-IV (1914). С. 395-408.

10.   (в соавторстве) Материалы по этнографии России: с портр. Д. А. Клеменца. Птг.: , 1914.

11.   Рец. на: Lehrbuch der Anthropologie... von Rudolf Martin. Jena: Fischer, 1914. (Докл., чит. в Р. антропол. общ. 11 апр. 1915 г.) Птг.: типо-лит. "К. Биркенфельд", 1915.

12.   Предмет и задачи этнографии . Птг.: тип. В.Д. Смирнова, 1916.

13.   Областной или местный музей, как тип культурного учреждения г о-ва 24 марта 1917 г.]. Птг.: тип. С.В. Смирнова, 1917.

14.   Страничка из истории русской этнографии. Птг., 1917.

15.   La question de l'Ukraine. Paris: Freres, 1920.

16.   Украина и украинцы (1921).

17.   Основы антропологии (1921).

18.   Slovanský národopis a všeslovanské museum. ,

19.   Новое в русской этнографической литературе // CR 3. Конгресс славянских географов. Белград, 1933. С. 283-286.

20.   Трагедия Украины // Архив русской революции. Т. 11. М., 1991. C. 74-105.


Высшие женские естественнонаучные курсы М.А.Лохвицкой-Скалон (Листы выпускного альбома) Часть 3.

Пятница, 11 Декабря 2020 г. 22:34 + в цитатник

Дерюгин Константин Михайлович - преподаватель на Высших женских естественнонаучных курсах М.А.Лохвицкой-СкалонДерюгин Константин Михайлович (1878—1938), ученый - зоолог, гидробиолог и океанолог и педагог. Родился в имении своего отца “Колосковка”  вблизи Изборска. В 1896 окончил Псковскую губернскую гимназию, и поступил Санкт-Петербургский университет на  естественное отделение физико-математического факультета, где специализировался по Зоологическому кабинету у профессора Владимира Михайловича Шимкевича. За участие в студенческих волнениях во время “годичного акта” (празднование 80-летия университета) 8 февраля 1899 года Дерюгин как и многие студенты, распоряжением ректора Сергеевича был на две недели исключен из университета. В 1900 г. он закончил обучение с дипломом I степени и был оставлен при университете для подготовки к профессорскому званию. Занимаясь научной работой, ученый побывал во многих экспедициях, работал за рубежом в лабораториях известных ученых (лаборатория Вильгельма Ру (Галле, Германия), затем у профессора Соботта в знаменитой лаборатории Келликера (Вютцбург, Германия), на Неаполитанской зоологической станции, в лаборатории Рабля (Лейпциг, Германии)).  С 1910 г. он, в качестве приват-доцента, начал читать в университете первый гидробиологический курс “Жизнь моря”.  С 1901 по 1907 год  преподает естествознание в реальном училище  Карла Мая. Читал лекции на Высших естественнонаучных женских курсах М.А.Лохвицкой-Скалон, на Бестужевских курсах, в Горном институте, в Лесотехнической академии. Константин Михайлович посвятил очень много сил биологической станции на Мурмане. Еще, будучи студентом, он участвовал в переезде Соловецкой  биологической станции на Мурман. Официальна церемония открытия Мурманской биологической станции Санкт-Петербургского Императорского Общества Естествоиспытателей состоялось 29 июня 1904 года. В те годы Константин Михайлович числился на станции лаборантом. Эта станция стала для него на многие годы любимым детищем. Дерюгин отличался не самым уживчивым характером, вероятно поэтому его профессиональный рост шел очень неровно. Не смотря на успешную научную и педагогическую деятельность он оставался  приват-доцентом до  осени 1917 года не смотря на блестящую защиту докторской диссертации “Фауна Кольского залива и условия ее существования”. И только 2 ноября декретом Совета Народных Комиссаров ему было присвоено, наконец,  профессора.

 Его имя было всегда связано с Санкт-Петербургским университетом. Среди его успешных начинаний можно назвать создание весной 1920 года Естественнонаучной Петергофской станции. Она вскоре превратилась  в Естественнонаучный институт (ПЕНИ) и доныне существующая, как Биологический институт СПбГУ в Старом Петергофе (БиНИИ). В 1929 году на основе зоологического кабинета Дерюгиным была создана кафедра гидробиологии Ленинградского университета.  В 1927 году его выдвигают на должность ректора . 70% голосов профессорской и преподавательской курии было подано именно за него. Профессора “завалили” партийные студенты выдвиженцы(1).

 

1.       Фокин Сергей Иванович Неизвестный Константин Михайлович Дерюгин // Историко-биологические исследования. 2010. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/neizvestnyy-konstantin-mihaylovich-deryugin (дата обращения: 10.12.2020).


Высшие женские естественнонаучные курсы М.А.Лохвицкой-Скалон (Листы выпускного альбома) Часть 2. Преподаватели

Воскресенье, 06 Декабря 2020 г. 20:28 + в цитатник

Преподавателями на курсах М.А.Лохвицкой-Скалон работали талантливые ученые и педагоги. Удивительно как Марии Александровне удалось собрать весь “цвет” науки и педагогии тех лет. Практически все педагоги работавшие на курсах оставили свой след в истории России. Конечно, этот факт можно связать с тем, что в те годы преподавание в ВУЗах для женщин для прогрессивной интеллигенции было отражение социальной позиции характерной для тех лет, но и умалять организаторских способностей Марии Александровны тоже нельзя.  Женских учебных заведений было не мало, но не все из них могли похвастаться таким преподавательским составом.

 

Нечаев Александр Павлович  преподаватель на Высших женских естественнонаучных курсах М.А.Лохвицкой-Скалон Нечаев Александр Павлович (1866–1921), преподаватель минералогии и географии, писатель. В 1887 году поступил на историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета. Перешел на юридический факультет, а затем на юридический. В 1890 году был исключен из университета за участие в студенческих беспорядках. После отчисления продолжил обучение в университете Дерпта (Юрьев, Тарту) на физико-математическом факультете, где занимался химией и минералогией. После окончания университета вернулся в Санкт-Петербург. Начиная с 1894 года, читает курсы физической географии, геологии и минералогии в Горном институте. Работал в Женском   Педагогическом институте (1902–1915). Читал лекции по минералогии и физической географии в Императорском историко-филологическом институте. Преподает на Высших Бестужевских курсах, Высших женских естественнонаучных курсах М.А.Лохвицкой-Скалон, Педагогических курсах Фребелевского общества. Преподает географию в женской гимназии Э. П. Шаффе, в реальном училище К. И. Мая и в Екатерининском институте. Был преподавателем у детей великого князя Константина Константиновича - попечителя Женского Педагогического института. Область научных интересов – методика преподавания географии. Разработал методику преподавания географии с помощью рабочих тетрадей, в 1913 году создал учебное пособие «Тетрадь для самостоятельных работ учащихся по географии», в 1915 году составил рабочую тетрадь «Родиноведение Петрограда», которая издавалась ежегодно вплоть до 1930 года. Автор большого количества научно-популярных книг и статей многие, из которых не потеряли свою актуальность и сегодня. В царстве воды и ветра: Очерки и картины из жизни и истории земли, В мире брызг и пены. Из поездок по водопадам, Что говорят камни?, По морю и суше : Геогр. хрестоматия для чтения в шк. и дома, И камни живут! рассказы о жизни минералов, Картины родины и многие другие. Кроме этого Александр Павлович был автором методик преподавания географии и минералогии: О преподавании начальной географии и другие. В 1915 году переезжает в Кисловодск. Здесь встречает революцию. Новая власть оценила заслуги и знания Александра Павловича. Он был назначен заведующим отделом народного образования Кисловодска. “Как всегда, Александр Павлович трудился с необыкновенным энтузиазмом. Читал лекции, прививал учащимся любовь к естественным наукам, организовывал неделю сада, неделю просвещения, народный университет, занимался с малограмотными”(1). В Коммунистическую партию он не вступал, но когда Кисловодск был занят Белой армией, Александра Павловича арестовали за сотрудничество с коммунистами. Арест и заключение плохо сказался на его здоровье. В 1921 году он заразился тифом и скончался.

Считается, что образ Пушкина на картине (мне не удалось узнать, где она находится в наши дни) «А. С. Пушкин у Н. В. Гоголя», кисти Клодта Михаила Петровича, был написан с Александра Павловича.

1.       Колосова Екатерина Матвеевна А.П.Нечаев, М.Н.Клодт и... А.С.Пушкин, или История одной картины // Universum: Вестник Герценовского университета. 2009. №6. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/a-p-nechaev-m-n-...kin-ili-istoriya-odnoy-kartiny (дата обращения: 06.12.2020).


Высшие женские естественнонаучные курсы М.А.Лохвицкой-Скалон (Листы выпускного альбома) Часть 1.

Суббота, 28 Ноября 2020 г. 18:23 + в цитатник

Высшие женские естественнонаучные курсы М.А.Лохвицкой-Скалон (Листы выпускного альбома)

 

Мария Александровна Лохвицкая-СкалонУ нас очень мало сведений о Марии Александровне. Считается, что она закончила Бестужевские курсы. Но в списке выпускников ее фамилию не найти.  Мы ничего не знаем о ее муже. Кроме того, что его звали Иван Лохвицкий. В 1908 году она числиться вдовой. Ее сын Николай Иванович  Лохвицкий, проживавший вместе с ней по адресу Невский пр. 88,   в звании судового корабельного инженера участвовал в Русско-Японской войне. Участвовал в бою в Корейском проливе на крейсере "Олеге". За участие в боевых действиях был награжден орден св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом (СЗХбант). После войны вышел отставку в звании штабс-капитана. В 1916-1917 годах преподавал в учебных заведениях своей мамы(9).

Так как я не знаю даты выпуска девушек этого выпускного альбома то предположим, что это 1916 или 1917 годы. Это предположение основывается на датах работы на курсах сына Марии Александровны.

Но, не смотря на эти очень скромные сведения, мы можем сказать - Марии Александровне удалось сделать то, что удавалось очень малому количеству людей. Она создала Высшее Учебное Заведение очень высокого уровня. Сделала она это самостоятельно, без какой либо помощи. А в те годы это было очень не просто и особенно женщине.

Женские естественнонаучные курсы были созданы на основе частной женской гимназии Марии Александровны Лохвицкой-Скалон в 1903 г. Первоначально они были двухгодичными. В 1906 году курсы были преобразованы в трехгодичные, а в 1909 году был открыт 4-й курс. И хотя учебное заведение не имело статуса ВУЗа, оно фактически давало университетское образование. Этому способствовало высочайший уровень обучение и то, что преподавателями на курсах работали самые видные педагоги и ученые Санкт-Петербурга.

Всего на курсах было три отделения:

1.       Основное, соответствующее естественному отделению физико-математического факультета,

2.       Педагогическое, которое готовило преподавательниц естествоведения и географии,

3.       Фармацевтическое.

Надо помнить, что в те годы женщины были людьми второго сорта. Их не принимали учиться в университеты и институты. В гимназиях их обучали не для поступления в ВУЗы. Поэтому учеба в  заведениях подобным курсам М.А.Лохвицкой-Скалон  было определенным вызовом всему обществу как со стороны тех, кто в них учился так и со стороны тех, кто их обучал.

Мария Александровна Лохвицкая-Скалон была очень деятельным и предприимчивым человеком. Благодаря ее усилиям было организовано большое количество учебных заведений. Кроме знаменитых Женских естественнонаучных курсов  М.А.Лохвицкой-Скалон она организует(или планирует организовать):

Женскую гимназию, которая вместе с общим образованием давала профессиональное художественное (музыкальное в объеме курса консерватории) и художественное (живопись, роспись по фарфору, шелку, дереву)(2).

Женские педагогические курсы новых языков (1891-1918). На этих курсах большое внимание уделялось методикам преподавания иностранных языков. “Женские курсы новыхъ языковъ имеютъ целью дать возможность желающимъ изъ окончившихъ курсъ наукъ въ, какомъ-либо учебномъ заведенiи пополнить свои знаншя по новымъ языкамъ—французскому, немецкому и англiйскому, ознакомиться съ литературой этихъ языковъ, а самое главное—достигнуть уменiя владеть практически, какъ устно, такъ и письменно, этими языками и ознакомиться съ новейшимъ методомъпреподаванiя этихъ языковъ”(5).

Женские зимние курсы по естественно-историческим предметам при гимназии Лохвицкой-Скалон(4).

Постоянные женские сельскохозяйственные курсы(4).

Для помощи Галичине в годы Первой Мировой Войны она, при поддержке с Галицко-Русского общества, открыла в январе 1915 года 5-и месячные курсы русских предметов(русского языка и словесности, географии и истории России, и истории западнорусской церкви) для русских галичан и буковинцев, в первую очередь для бывших учителей и учительниц, как низших, так и средних учебных заведений, а также для лиц, окончивших учительские семинарии, гимназии и реальные училища, как мужчин, так и женщин, а равно для студентов и окончивших высшие учебные заведения вообще.

Успешно прошедшим курсы и выдержавшим выпускные экзамены предоставлялось право преподавания в начальных и городских учебных заведениях Прикарпатской Руси, а имеющим соответствующие университетские дипломы право преподавания в средних учебных заведениях; окончившим же гимназии и реальные училища предоставлялось право на поступление без дополнительных экзаменов в высшие учебные заведения Российской Империи(1).

Много “интересов” у Марии Александровны было в Сочи. Она была членом сочинского сельскохозяйственного общества. Основными направлениями деятельности Сочинского общества считались: «стремление популяризации сельскохозяйственных знаний, изучение условий местного хозяйства и введение в край улучшенных орудий и семян…». До 1915 года она была попечителем сочинского начального технического училища. С городом Сочи ее связывала дача, расположенная на улице Виноградной у парка Хлудова. Эту дачу она также намеривалась использовать в учебных целях. Вот, что она писала в официальном прошении: «Желая прийти на помощь такому тяжелому положению новых поселенцев, — писала Лохвицкая-Скалон, — я хотела бы устроить близ Сочи сельскохозяйственную школу-приют для образования знающего и умелого персонала по молочному хозяйству, сыроварению, птицеводству, огородничеству, пчеловодству, шелководству и др. прикладным отраслям сельского хозяйства и специальным культурам (рами, хлопок, джут, бамбук, люфа и др.)

В таких знаниях есть огромная потребность в крае, что, конечно, не могло ускользнуть от просвещенного взгляда Его Превосходительства. Однако проектированное мною учебное заведение может пойти хорошо и польза от него будет ощутима Николай Иванович  Лохвицкий сын Марии Александровны Лохвицкой-Скалонтолько тогда, когда оно будет обеспечено землей, где питомцы на практике усваивали бы новые приемы ухода за культурными растениями, домашними животными, а также хозяйственными учреждениями»(8).

Культурно-просветительские курсы “Урания” (1918). У меня нет информации о деятельности этих курсов, но Мария Александровна запрашивала разрешение на их открытие(3).

Но учебной деятельностью она не ограничивалась. Она владела кирпичным заводом (ст.Тосна, Царскосельская ул., Николаевская ж.д.). Логотип на кирпичах – М.А.Л.-С.

Сведений о жизни Марии Александровны после 1918 года очень мало. Но есть информация о том, что она принимала активное участие в создании новых учебных заведений в Петрограде: “ Во время революционных боев в Петрограде дом Лохвицкой-Скалон был сильно обстрелян, она получила ранение в сердце и аорту и долго болела. Поправившись, она стала активно участвовать в создании новой советской школы (1918— 1923 гг.). 14 августа 1920 года она была направлена в   город Новороссийск, где все время работала, хоть и была послана туда на лечение. Вернулась она 11 августа 1922 года. Коллегия Наркомпроса на заседании 28 апреля 1923 года признала большие заслуги М. А. Лохвицкой-Скалон перед советской властью и в дореволюционный период перед народом и постановила выдать М. А. Лохвицкой-Скалон самую высокую пенсию (17-го разряда), чтобы дать ей возможность «приступить к изданию личных литературно-педагогических  сочинений» (протокол 28/26)”(6).

Показательно, что Советская Власть признавала высокий уровень образования в учебных заведениях Марии Александровны. Хотя Естественно-научные высшие женские курсы не имели статуса ВУЗа, выпускницы этого учебного заведения попали в “Список высших учебных заведений, окончание которых дает право на получение заработной платы по 1-му разряду” наряду с выпускниками университетов и институтов. А выпускницы Женских курсов новых языков попали в список на получение заработной платы по 2-му разряду(7).

Известно, что в 1932 году она проживала на даче в окрестностях Райволы (Рощино). Бедствовала. Болела. В эмигрантской газете “Возрождение” от 7 мая 1932 года было опубликовано письмо с просьбой оказать ей помощь в связи с ее бедственным положением.

А в номере от 27 мая 1935 года там же был опубликован некролог подписанный бывшим членом Государственной думы Е.П.Ковалевским.

Так закончилась жизнь этого человека потратившего годы на создание первоклассных высших, средних и профессиональных учебных заведений нашей страны. Грустно …  До 1918 года она была не бедным человеком, но вместо того, чтобы просто наслаждаться жизнью она тратила деньги и свои силы на женское образование. Это были коммерческие проекты и обучение было платным но, по всей видимости, доходы не покрывали расходы.

 

 

1.       Соколов Л. Львов под русской властью. 1914-1915. Санкт-Петербург, Алетейя, 2019, 377 стр.

2.       Шевелев А. Н. Петербургская дореволюционная школа как историко-образовательный феномен (XIX – начало XX вв.). – СПб: ООО «ПОНИ», 2015. – 336 с.

3.       ЦГА СПб. Фонд Р-2551. Опись 16. Дело 15

4.       ЦГИА СПб. Фонд 902. Опись 1. Дело 47

5.       Вадемекум по высшему женскому образованию. Сост. Д.Марголин.,Изд. И.И.Самоненко, Киев, 1915 г.

6.       С.М.Никонова. У истоков Советской методике обучения иностранным языкам. Высшая школа, Москва. 1969 г.

7.       Сборник основных руководящих материалов по вопросам деятельности учреждений искусств. Изд. “Искусство”, Москва, 1943 г.

8.       https://kuban.mk.ru/social/2018/06/09/kuban-milose...i-socsluzhb-100-let-nazad.html

9.       http://94.188.40.234/Men/Details/8371?fid=218

 

Послесловие:

Метрическая книга церкви Троицы Живоначальной при Театральной дирекции

Архивное дело. Кадр: 19-127-3507 372

27 января 1917 года.

И.д. старшаго адъютанта Генеральнаго штаба 37 арм. корпуса Лейб Гвардии Семеновскаго полка штабс-капитан Сергей Матвеевич КАЗАКОВ православнаго вероисповедания первым браком 26 лет

Вдова инженера Мария Александровна ЛОХВИЦКАЯ-СКАЛОН православнаго вероисповедания 43 лет

Поручители: по женихе: И.д. офицера Генеральнаго штаба Евгений Иванович штабс-капитан ! ИСАЕВ и подпоручик Николай Ильич БУРКОВ

По невесте: Дворянин Леонид Николаевич ЩЕГЛОВ и Генеральнаго штаба капитан Анатолий Сергеевич ДАНСКЕ

(“и.д.”- исполняющий должность)

 

Казаков Сергей Матвеевич

Военнослужащий

Годы жизни: * 11.01.1891+ ?

Биография: Казаков Сергей Матвеевич [11.01.1891-?] Из дворян Тульской губ. Уроженец Полтавы. 1-й Московский кадетский корпус (1908), Александровское военное училище (1910), Московский археологический институт (1913), академия Генштаба (1918). Полковое прозвище - «Молчалин». Офицер л-гв. Семеновского полка. Капитан. В Добровольческой армии и ВСЮР с 16.12.1918, помощник начальника отдела Генерального Штаба Крымско-Азовской армии. На 1-15.11.1919 младший помощник начальника обще-организационного отдела штаба войск Новороссийской обл. В эмиграции. На 12.1926 исключен из списков полкового объединения. Источники :Волков С.В. Офицеры российской гвардии. М. 2002


Гатчинское реальное училище имени императора Александра III

Воскресенье, 22 Ноября 2020 г. 14:23 + в цитатник

Гатчинское реальное училище имени императора Александра III

К сожалению мне не удалось найти воспоминаний учащихся этого училища. Но я нашел занятный анекдот о расшифровке названия учебного заведения. Нашел я его в школьном реферате без указания  источника. Поэтому принимать его надо с изрядной долей скепсиса. Привожу текст без изменений.

Реалисты носили форменную одежду, близкую по покрову к военной, на кокарде  головного убора был вензель «Г. Р. У. А. III.», что означало «Гатчинское реальное училище имени Александра III» (см. фото 3). Остряки из других учебных заведений Гатчины – Сиротского института и пятиклассного городского училища составили из этой аббревиатуры слово «груша», которым дразнили реалистов: «Эй, груша, неси её на рынок!». Те не оставались в долгу и, в свою очередь, называли институтских обидным прозвищем «воспитки», а учеников городского училища – «гусями» или же «гуся украл» - по вензелю «Г. У.» на кокардах их фуражек.

 

Существует книга А. В. Бурлаков  «Гатчинское реальное училище 1898-1918. Страницы истории школы №4». Издана она в 2018 году. Но найти мне ее не удалось, к сожалению.


 


Метки:  

Студент Императорской Военно-Медицинской Академии

Среда, 04 Ноября 2020 г. 13:37 + в цитатник

Студент Императорской Военно-Медицинской АкадемииНа фотографии мы видим студента Императорской Военно-Медицинской Академии(ИВМА). Это  название учебное заведение носило с 1881 года. До этого года оно  называлось Императорской Медико-Хирургической Академией. Фотография сделана не позднее 1906 года, так как фотоателье Юлия Федоровича Штейнберга, где была сделана эта фотография, прекратило свое существование в 1906 году в связи со смертью владельца.

С описанием формы учащихся Академии Вы можете познакомиться в прекрасной статье(4). Я хочу поговорить немного о другом. Несмотря на то, что учебное заведение относилось к военному ведомству, оно обладало уникальным статусом, и в значительной степени отличалось от всех других военных заведений. Это хорошо видно даже на этой фотографии. Прическа студента совсем не офицерская, тужурка очень популярная среди студентов институтов и университетов того времени (ее разрешили носить в 1901 году в “быту” но на публичных мероприятиях она была запрещена).

Об уникальности ИВМА говорило и то, что учащиеся в ней официально назывались студентами.  Если я не ошибаюсь, то это было единственное военное учебное заведение, в котором учащихся называли студентами.

До революционных событий 1905 года учебное заведение отличалось своей демократичностью и светскостью. Лекции были открытыми, их могли посещать даже женщины. Одна из них, Варвара Александровна Ко(а)шеварова (в девичестве Нафанова) не только “ .по разрешению Военного министра 24 мая 1868 г. была допущена к окончательному экзамену наравне со студентами” но и блестяще защитила диссертацию у профессора  Руднева Михаила Матвеевича. Это было неслыханным для военных учебных заведений того времени.

Вот как Таубер Александр Семенович описывает лекцию Ивана Михайловича Сеченова преподававшего в Академии (1860 — 1870)(1).

Аудиторія помѣщалась въ ветхомъ, сыромъ и мрачномъ зданіи, выходившемъ на Неву. Многочисленная толпа весьма разнообразныхъ по виду, возрасту и полу слушателей занимала не только всѣ мѣста на простыхъ деревянныхъ  скамьяхъ, но и на подоконникахъ; усаживались  запросто на полу, впереди перилъ, непосредственно у стола профессора или у самой стѣны. Шумъ, гамъ, говоръ, дымъ отъ папиросъ и сигаръ стоялъ коромысломъ. Въ то время никто изъ слушателей не находилъ въ этомъ ничего дикаго или непристойнаго для уважаемаго всѣми  профессора. Тогда отъ студентовъ не требовалось предъявленія билетовъ или свидѣтельствъ о личности. Двери академіи были настежъ  для всѣхъ открыты. Аудиторіи тѣхъ профессоровъ,  которые, благодаря интересцымъ своимъ лекціямъ или опытамъ, пользовались извѣстностыо,   привлекали многихъ постороннихъ слушателей изъ петербургской интеллигенции. Сюда стекались молодые ученые, практикующіе врачи, дамы изъ высшаго общества, интересовавшіяся  естественными науками. Многіе являлись задолго до лекціи, чтобы занять лучшія мѣста”.

Все это в конечном итоге привело к активному участию студентов Академии в революционном движении и соответственно к репрессиям со стороны правительства(3). Жесткие ограничения хорошо прослеживаются  в Инструкции для обучающихся(2), выдержки из которой я привожу ниже.

Все это не помешало стать ИВМА крупнейшим научным и учебным центром Российской Империи, СССР и Российской Федерации на протяжении многих лет.

 

“Утверждаю”
8 Июля 1893 года
Военный Министр Генерал-Адъютант Ванновский

 

ИНСТРУКЦИЯ

Для обучающихся

В Императорской Военно-Медицинской Академии

§1. Обучающиеся в Академии именуются студентам

§3. Студенты получают от своего курсового штаб-офицера свидетельство на свободное проживание на вольных квартирах, которое они обязаны предъявлять ему в начале каждого месяца для отметки.

§5.Вступать в брак студентам строго воспрещается.

§7. Студенты должны носить установленную для них форму обмундирования, без всякого от нее отступления как в Академии, так и вне оной.

§8. При оружии студенты должны быть во всех общественных местах, на торжественных собраниях, театрах, концертах, при представлении начальству, а также на улице. В аудиториях, на лекциях и в клиниках студенты должны быть в застегнутых сюртуках, без шашек, оставляя последние, по приходу в Академию, вместе с головным убором, в указанном для этого месте.

§12. При посещении академических и госпитальных клиник студенты должны строго исполнять установленный в них порядок и уважать спокойствие больных.

§13. В аудиториях, клиниках, коридорах и прочих академических помещениях, за исключением особо отведенных комнат, курение табаку воспрещается.

§17. Студентам дозволяется самим составлять и издавать записки по учебным предметам. Для сего записываемые ими лекции представляются предварительно литаграфированию  или печати соответствующему преподавателю, который, проверив эти лекции в научном и цензурном отношении, в удостоверение своего одобрения, подписывает свою фамилию на подлинник записок, за редакцию которых он этим принимает на себя ответственность

§19. Означенные совещания студентов могут быть собираемы вне времени, назначенного для учебных занятий, и не иначе, как в присутствии одного или нескольких штаб-офицеров, которые наблюдают, чтобы на совещании соблюдались полное приличие и благопристойность, чтобы не было на нем посторонних лиц и чтобы участвующие в совещании говорили только о предмете, на обсуждение коего в данном совещании дано разрешение*. (*- В зданиях Академии и её учебно-вспомогательных  учреждений воспрещено устройство театральных представлений, балов и других подобных публичных собраний, не имеющих научного характера, а равно не допускается устройство и особых студенческих читален.

§23. Студентам воспрещается участвовать в каких-бы то ни было тайных кружках и сообществах и вступать, без разрешения Начальника Академии, даже в дозволенные законом общества.

§30.При встрече с Особами Императорской Фамилии, начальствующими лицами и старшими студенты обязаны отдавать воинскую честь: а) становясь во фронт: ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ, ГОСУДАРЫНЕ ИМПЕРАТРИЦЕ, Наследнику Цесаревичу, Великим Князьям, Великим Княгиням и Великим Княжнам, Иностранным Государям, имеющим титул Императорского или Королевского высочества, и их Наследным Принцам, Генерал-Фельдмаршалам и Военному Министру и б) не становясь во фронт: всем стоящим на службе, числящимся в запасе, а равно и отставным генералам и адмиралам, всем своим прямым начальникам, преподавателям Академии и врачам военного и морского ведомств. В том и другом случае они прикладывают правую руку к правой стороне козырька. Примечание. При отдании чести пальцы правой руки должны быть вместе, ладонь слегка обращена наружу(вперед), а локоть на высоте плеча. Отдающий честь должен смотреть на старшего и провожать его глазами. Честь отдается за 4 шага.

Литература

1.       Сталь А. Пережитое и передуманное студентом, врачом и профессором. Быль. (Книга первая – Студенчество) Санкт-Петербург 1908г. Издание В.С.Эттингера.

2.       Инструкция для обучающихся в ИМПЕРАТОРСКОЙ Военно-Медицинской Академии. Санкт-Петербург, Военная Типография(в здании Главного Штаба), 1909г.

3.       А.Е.Алекторов Материалы к истории революционного движения в России. Императорская Военно-Медицинская Академия. Харьков, Типография “Мирный Труд”, 1913г.

4.       К.Н.Сологуб Форменная одежда студентов Императорской медико-хирургической (Военно-медицинской) академии // Вестник Российской Военно-медицинской академии.2013. №2 (42).С.220—226.


“Билибинская” компания – “Синклит беснующихся”

Воскресенье, 25 Октября 2020 г. 22:45 + в цитатник

“Билибинская” компания – “Синклит беснующихся”

На фотографии мы видим студентов Санкт-Петербургского университета составлявших “Билибинскую” компанию. Здесь запечатлены (слева на право) Ореус Иван Иванович, Билибин Александр Яковлевич, Каль Алексей Федорович и Билибин Иван Яковлевич. Фотография бы подарена Яфа (Второва-Яфа, Яфа-Синакевич) Ольге Викторовне и имела следующую  дарственную надпись написанную рукой Александра Билибина: «Радушной и мудросердой настоятельнице братства Св. Захария и Елисаветы от синклита беснующихся. Декабрь 1899». Фотография храниться в Российской Национальной Библиотеке  (РНБ. Ф. 163. Ед.хр. 521).

“Синклит беснующихся” – компания молодых людей, друживших многие годы.  Начало их дружбы было положено во времена их учебы в 1-й Санкт-Петербургской гимназии. Они входили в кружок гимназистов интересующихся литературными и философскими проблемами(!) организованный Федором Александровичем Лютер (1864—1920) преподавателем  древних языков в гимназии.  Уже в те годы молодые люди дружили с компанией девушек учащихся в Стоюнинской женской гимназии.  Одним из мест встреч была гостиная  семьи Яфа на Захарьевской улице. В женскую компанию входили  подруги-барышни О. В. Яфа, сестры Станюкович, Ольга Пассек, Ирина Шохор-Троцкая и др.. В будущем, когда молодые люди стали студентами университета, девушки выпускницы педагогического класса Стоюновской гимназии, создали бесплатную начальную школу, расположенную по адресу Моховая д.25. В 1894  девушки создали  Союз «служения красоте, искусству, всему высокому и прекрасному».  По предложению Марии Станюкович (дочь писателя Михаила Константиновна Станюковича) этот союз в память А.С.Пушкина был назван «Арзамасом». Вот об этом “братстве” и вспоминает Александр Билибин в дарственной надписи на фотографии.

Письмо Ольге Викторовне Яфа от А.Ф.Каля (1899г.)

<Май.> Петербург: Пятница; вечер; обитель А. Ф. Каля.

Многоуважаемая Ольга Викторовна. Мы собирались в Вашем доме <...> пять лет, а ныне мы   находим несправедливым, что всегда гостями являлись мы, а хозяевами — вы; теперь же является возможность просить вас о пожаловании нам своего присутствия под нашим кровом. <...> Желаем      же мы, воспользовавшись весенними днями, почтить, с одной стороны, наступление весны, с другой — память нашего великого поэта (сто лет со дня рождения А.С.Пушкина).

Воспоминания О.В.Яфа об этой “вечеринке”

Билибинская компания устроила, с своей стороны, юбилейную вечеринку, на которую пригласила  incorpore(в полном составе) нашу «арзамасскую» компанию <...>. <Билибичи,> впервые оказавшись в роли хозяев, восторженно, наперебой, рвались быть почтительно-любезными, а тема вечера (Пушкин) создала празднично-торжественное, приподнято-углубленное  настроение. Собрание это прошло в  необычно серьезных тонах, мы даже, никто, и не заикнулись ни о практиковавшихся часто на    наших вечеринках  petits jeux(салонные игры), ни о танцах, — и разошлись преисполненные высокохудожественных впечатлений, искренно и горячо благодаря устроителей этого интимного и содержательного праздника.

Кто же были эти “Билибичи”?

Ореус Иван Иванович (1877-1901) – Окончил историко-филологический факультет Петербургского университета в 1901 году.  Гениальный русский поэт, основоположник русского символизма. Трагически погиб в возрасте 23 лет. Он печатался под литературным псевдонимом Иван Коневской. «Он сыграл у нас ту же роль, что Рембо в конце 60-х годов во Франции» - так отозвался о нем Евгений Васильевич Аничков, историк и критик русской литературы.

Каль Алексей Федорович (1878 — 1948) – Окончил историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета в 1901году.  Приват-доцент Санкт-Петербургского университета. Преподавал на кафедре истории и теории искусств.  Специалист по истории музыки, творчеству Шумана. В 1923 году эмигрировал в США.

Александр Яковлевич Билибин(1879-1935) – младший брат Ивана Яковлевича Билибина. Окончил физико-математическое отделение Санкт-Петербургского университета в 1904 году. Преподавал в 1-й Санкт-Петербургской гимназии. Был профессором и деканом электромеханического факультета на Женских Политехнических курсах, доцент и профессор Политехнического университета,  профессор по кафедре математики в Институте гражданских инженеров.

Иван Яковлевич Билибин(1876-1942) – Окончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета в 1900 году. Защищал диплом в Одессе в Новороссийском  университете. Тема диплома – римское право. Он  дин из крупнейших мастеров национально-романтического направления в Русской живописи. Он в особых представлениях он не нуждается.


Учащийся коммерческого отделения школы Карла Мая (?)

Воскресенье, 11 Октября 2020 г. 14:48 + в цитатник

Учащийся коммерческого отделения школы Карла Мая (?)На фотографии мы видим молодого человека, а вернее мальчика в форме,  которая более подобает учащемуся института тех лет. Но по своему возрасту он не может быть студентом. Вернее всего он учится в коммерческом училище. А вот в каком, это большая загадка. Подобный наплечный знак мне никогда не встречался. Да и по свой форме он в значительно отличается от подобных знаков тех лет. На нем отчетливо просматривается стилизованное изображение пчелы или как мне кажется более достоверным – "майского жука".

Майский жук – символ “Гимназии и реального училища К.Мая”, знаменитого учебного заведения Санкт-Петербурга и очень популярного среди интеллигенции тех лет. Более того насекомое на наплечном знаке (его иногда не правильно называют контр-погоном) очень похоже на жука с нагрудного знака учащегося школы К.Мая тех лет (фотография в конце публикации). Но форма в гимназиях и реальных училищах в те годы была совсем другой. И более того по воспоминаниям Александра Николаевича Бенуа “Никакой формы в ней не полагалось”. Не мог этот мальчик  учиться в гимназии или реальном училище К.Мая.

Но в гимназии до 1909 года было небольшое коммерческое отделение. Ниже несколько выдержек из книги Д.С.Лихачева, Н.В.Благово и Е.Б.Белодубровского «Школа на Васильевском»:

Кроме этого в школе несколько позже было образовано еще небольшое коммерческое отделение, непосредственно готовившее своих учеников к предпринимательской деятельности. Для этой группы учащихся, в частности, читался курс так называемой купеческой арифметики.

Реальное и коммерческое отделение до 1891 года имели второстепенное значение, здесь чаще учились более слабые школьники, те, кому был труден курс гимназии…. Первыми выпускниками школы были три ученика коммерческого отделения, закончившие курс в 1862 Юбилейный нагрудный знак выпусков 1906 и 1916 г.году, после чего они поступили на работу в купеческие конторы.”

Вот учащиеся такого отделения могли иметь подобную форму. Конечно, это довольно смелое предположение, фактографически ничем не подтверждённое. Но трудно представить какое либо другое учебное заведение, где учащиеся могли носить подобный наплечный знак.

Буду очень признателен за идеи и комментарии.


Студент Санкт-Петербургского университета(?)

Суббота, 26 Сентября 2020 г. 22:06 + в цитатник

Студент Санкт-Петербургского университетаС высокой долей вероятности можно сказать, что этот серьезный молодой человек учился в Санкт-Петербургском Университете. Пуговицы, по всей видимости, с гербовым орлом.  Это означает, что он не семинарист.  Но очень смущает кант на мундире. Мне впервые встречается фотография студента университета в мундире с кантом.

Фотография сделана  после 1906 года (дата открытие фотоателье)

Фотоателье  Александра Александровича Боровиковского,  Невский пр.,63.

А. Боровиковский работал по этому адресу с 1906 г., купив фотографическое ателье «Леон» у владельцев – фотографов Хацкелевича и Гершуни (http://mrf.museumart.ru/collection/aleksandr-borovikovskij).


Горшок котлу не товарищ

Суббота, 08 Февраля 2020 г. 21:35 + в цитатник

Открытка "Горшок коттлу не товарищ"

Открытка с поговоркой “Горшок котлу не товарищ” а-ля  Бём, работы художника Александра Алексеевича Лаврова, издательство Павла Григорьевича Поллака (П.Г.П) Москва, интересна по многим причинам.

На открытке изображен гордый гимназист. Его задумчивый сверстник, по всей видимости, завидующий “барчуку” из привилегированного учебного заведения.

Слово “товарищь” написано с мягким знаком. Это интересный пример того как меняется Русский язык. Прошло всего 100 лет.

Все открытки с этим изображением, встречавшиеся мне, и прошедшие почту были посланы из действующей армии. Штампы есть, а марок нет.

Но конечно, интересна тема антагонизма, представленная на открытке. Гимназисты дрались с реалистами. Те в свою очередь сражались с семинаристами. Поводов было предостаточно.

Великолепное описание подобного противостояния описывает Константин Паустовский в своей автобиографической книге ”Повесть о жизни”. События происходят в 1-й Киевской гимназии. Прошу обратить внимание, что активное участие в этих событиях принимает писатель Михаил Булгаков.

Осенние бои

В гимназии учителя и товарищи встретили меня после Брянска так же приветливо, как и Боря. Даже протоиереи Трегубов произнес несколько подходящих к случаю назидательных слов о блудном сыне.

Субоч придирчиво расспросил меня, как я устроился, и пообещал через месяц достать мне уроки. Инспектор Бодянский издал страшный звук носом, похожий на храп,- этим звуком он привык пугать кишат,- и сказал:

- Виновны, но заслуживаете снисхождения. Ступайте в класс и больше не грешите!

Но согрешить мне все же пришлось.

В нашей гимназии в каждом классе было по два отделения - первое и второе. Первое отделение считалось аристократическим, второе - демократическим.

В первом отделении учились преимущественно оболтусы - сыновья генералов, помещиков, крупных чиновников и финансистов. В нашем же, втором отделении учились дети интеллигентов, разночинцев, евреи и поляки.

Разделение это производилось, очевидно, сознательно, в силу предписания свыше.

Вражда между первым и вторым отделениями никогда не затихала. Она выражалась во взаимном презрении.Но раз в год, осенью, происходила традиционная драка между первыми и вторыми отделениями во всех классах. В ней не участвовали только кишата и гимназисты последнего класса. Они уже считались взрослыми, почти студентами, и драться им было не к лицу. Случались и пустые осени, когда драк не бывало. . День драки менялся из года в год. Делалось это, чтобы обмануть бдительное наше начальство. Но начальство по некоторым признакам догадывалось о приближении знаменательного дня, начинало нервничать и шло на хитрости, чтобы предотвратить сражение: то неожиданно распускало после первого же урока подозрительный класс, который мог быть зачинщиком боя, то уводило два-три класса на экскурсию в художественный музей, то внезапно закрывало выходы в сад, где обычно происходила драка.

Но никакие ухищрения не помогали. Бой начинался в назначенный день и всегда на большой перемене.

Некоторых гимназистов класс "освобождал от драки". Освобождали больных, слабосильных или тех мальчиков, которые чувствовали отвращение не только к драке, но даже к обыкновенной возне друг с другом. Их освобождали охотно: никакого толку от них все равно не было. Меня освобождали по последней причине.

Освобожденные во время боя должны были быть без кушаков. В этом случае, по железным законам гимназической войны, их никто не трогал.

Освобожденные предпочитали все же не выходить в сад и наблюдали бой из окон классов - оттуда было лучше видно.

Бой начинался с внезапной и зловещей тишины в здании гимназии. Коридоры мгновенно пустели. Все гимназисты устремлялись в сад.

Потом раздавался глухой и грозный рев. От него бледнел и крестился инспектор Бодянский. В облаках пыли, поднятой наступающими друг на друга рядами, проносились, свистя, как картечь, сотни каштанов. Все сторожа - Казимир, Максим Холодная Вода и еще несколько других-бежали рысью в. сад. За ними мчались, обгоняя друг друга, испуганные надзиратели. Хлопали двери. В коридорах раздавались встревоженные голоса учителей.

Инспектор Бодянский, натягивая на ходу форменное пальто и нахлобучивая фуражку с кокардой, сбегал по лестнице, торопясь на место боя.

Однажды вслед за Бодянским в сад поспешно спустился и ксендз-каноник Олендский. Мы полезли на подоконники. Нам хотелось увидеть, как Олендский подымет над головой крест и будет призывать враждующих к примирению.

Но вместо этого Олендский, засучив рукава сутаны, начал разнимать дерущихся и расшвыривать их в стороны. Он делал это с необыкновенной ловкостью. Гимназисты отлетали от него, как мячи. Должно быть, Олендский вспомнил свое детство.

Ксендз, отдуваясь, вернулся из сада в учительскую. Судя по его разгоряченному и сияющему лицу, участие в этом бою, даже в качестве примирителя, доставило ему большое удовольствие.

Как только вспыхивал бой, все запасные выходы в сад немедленно открывались. Это было военной хитростью. Выходы открывались для того, чтобы сторожа и надзиратели, разъединяя дерущихся, могли оттеснять их по частям в эти запасные выходы.

- В Первой гимназии началось!-орали на улице мальчишки.

Из окон трудно было разобрать, что происходит и что началось. Летела пыль, трещали ветки деревьев. Были слышны крики и глухой топот, будто в саду наступали друг на друга, отдавливая ноги, стада слонов.

Потом, все сметая, раскатываясь по гулким коридорам, возникал, рос, превращался в громоподобный рев ликующий победный крик - это значило, что второе отделение победило, а первое обращается в бегство.

На моей памяти не было случая, чтобы первое отделение одерживало победу.

Почти всегда в первых рядах победителей был гимназист с задорным вздернутым носом - будущий писатель Михаил Булгаков. Он врезался в бой в самые опасные места. Победа носилась следом за ним и венчала его золотым венком из его собственных растрепанных волос.

Оболтусы из первого отделения боялись Булгакова и пытались опорочить его. После боя они распускали слухи, что Булгаков дрался незаконным приемом - металлической пряжкой от пояса. Но никто не верил этой злой клевете, даже инспектор Бодянский.

На этот раз я участвовал в бою, потому что мне надо было посчитаться с гимназистом Хавиным, сыном биржевого маклера.

Этот высокий развинченный гимназист почти в каждую фразу ухитрялся вставлять слово "сакраментально", несмотря на то, что сильно картавил. Сидя в театре, он посылал томные воздушные поцелуи знакомым девушкам. Он приезжал в гимназию в собственном экипаже и был налит презрением к нам, разночинцам.

Все вышло из-за пани Козловской. Старушка плохо видела и боялась одна выходить в город. Почти каждое воскресенье я провожал ее в костел. Пани Козловская смущалась тем, что затрудняет меня, без устали извинялась и от стеснения краснела, как девушка.

Обыкновенно я вел ее под руку, иначе она натыкалась на встречных. Иногда меня сменял в роли поводыря поручик Ромуальд. Но это бывало редко. Я подозревал, что поручик стыдился старушки матери, ее старомодного пальто и ее беспомощности. Во всяком случае, по утрам в воскресенье поручик почти всегда бывал "чертовски занят".

В одно из воскресений я вел пани Козловскую в костел по Михайловской улице. Нам встретился Хавин. Он поднял брови и, прищурившись, посмотрел на меня. Лицо его изобразило презрительное недоумение. Потом он медленно с ног до головы осмотрел пани Козловскую, усмехнулся, громко щелкнул пальцами, свистнул и прошел.

Когда начался бой, я вышел в сад. Хавин стоял в стороне. Кушака на нем не было. Он был "освобожденный". Я тоже был "освобожденный" и тоже был без кушака. Но я подошел к Хавину и дал ему оплеуху.

Хавин странно пискнул. Меня схватил за руку надзиратель "Шпонька".

На следующий день инспектор Бодянский вызвал меня к себе.

- Это что ж такое? - сказал Бодянский.- Я еще донимаю, если бы вы дрались в обязательном порядке, как все наши готтентоты. А то извольте - дать человеку пощечину! За что?

- Было за что. Я никогда в жизни не дрался, Павел Петрович. Вы же знаете.

- Так, так! Рискуете все-таки, что во втором полугодии вам не дадут освобождения от платы. За что вы его ударили?

Я уперся и не хотел сказать, за что я ударил Хавина.

- Стоило. Можете мне верить или нет, Павел Петрович, но больше я ничего не скажу.

- Верю,- сказал Бодянский.- Идите! И пусть этот случай поглотит медленная Лета.

После каждого боя у директора и Бодянского были неприятные объяснения с попечителем учебного округа и с родителями потрепанных оболтусов.

- Вот что значит, если у людей нет царя в голове,-говорил нам с горечью Бодянский.- А еще читаете всяких Ибсенов и Леонидов Андреевых! Просвещенные юноши! Будущие столпы общества! Зулусы и троглодиты!


В.Ф.Кадулин – открытки из серии “Гимназисты” (Серия 50, №13)

Воскресенье, 08 Декабря 2019 г. 20:32 + в цитатник

В.Ф.Кадулин – открытки их серии “Гимназисты”

 

Серия открыток № 50 –  Гимназисты издательства Рассвет в Киеве очень  отличается от  знаменитой “Студенческой”  серии (№ 13). Открытки изображающие гимназистов более романтические . Их юмор более тонок (для тех лет).  Герои этих открыток сошли с кадров “Великого Немого” . Молодые люди очень похожи на актера  Ивана Мозжухина  героя фильмов Александра Хаджонкова.  А девушки  это коллективный образ героинь Веры Холодной – “королевы экрана” – синематографа тех лет. По крайней мере, утрированные образы девушек на открытках очень созвучны кинематографическим образам тех лет.

Рекомендую прочесть стихотворение Аполлона Майкова, отрывок из которого опубликован на этой открытке. Это стихотворение было очень популярно в гимназической среде тех лет. Оно  очень хорошо отражает любовные воззрения юношества той поры.

Аполлон Майков
стихотворение
«Скажи мне, ты любил на родине своей?»



"Скажи мне, ты любил на родине своей?
Признайся, что она была меня милей,
Прекраснее?"
                    - "Она была прекрасна..."
"Любила ли она, как я тебя, так страстно?
Скажи мне, у нее был муж, отец иль брат,
Над чьим дозором вы смеялися заочно?
Всё расскажи... и как порою полуночной
Она спускалася к тебе в тенистый сад?
Могла ль она, как я, так пламенно руками,
Как змеи сильными, обвить тебя? Уста,
Ненасытимые в лобзаньи никогда,
С твоими горячо ль сливалися устами?
В те ночи тайные, когда 6 застали вас,
Достало ли б в ней сил, открыто, не страшась,
В глаза им объявить, что ты ее владенье,
Жизнь, кровь, душа ее? На строгий суд людей
Глядела ли б она спокойным, смелым взором?
Гордилась ли б она любви своей позором?..
Ты улыбаешься... ты думаешь о ней...
О, хороша она... и образ ненавистный
Я вырвать не могу из памяти твоей!.."
"Ах, не брани ее! Глубоко, бескорыстно
Любили мы. Но верь, ни разу ни она,
Ни я, любви своей мы высказать не смели.
Она была со мной как будто холодна;
Любя, друг друга мы стыдились и робели:

Лишь худо скрытый вздох, случайный, беглый взор
Ей изменял. У нас всегда был разговор
Незначащ, о вещах пустых, обыкновенных,
Но как-то в тех словах, в той болтовне пустой,
Угадывали мы душою смысл иной
И голос слышали страданий сокровенных.
И только раз уста мои ее руки
Коснулись; но потом мне стыдно, больно было,
Когда она ко мне безмолвно обратила
Взор, полный слез, мольбы, укора и тоски...
Тот взор мне всё сказал; он требовал пощады...
Он говорил мне: нам пора, расстаться надо..."
"И вы рассталися?"
                               - "Расстались. Я сказать
Хотел ей что-то, и она, казалось, тоже;
Но тут вошли - должны мы были замолчать..."
"Любить! Молчать!! И вы любили?! Боже, Боже!.."

 


“Групповая” фотография гимназисток

Суббота, 07 Декабря 2019 г. 18:14 + в цитатник

F-523 “Групповая” фотография гимназисток

 

К сожалению, практически нет шансов,  чтобы определить где учились эти милые девушки.  По всей видимости это Санкт-Петербург. Гимназия не самая престижная. Девушки одеты очень скромно. Но какие открытые и красивые лица. 

Повести и рассказы  Лидии Алексеевны Чарской прекрасно иллюстрируют подобные учебные заведения.

F-523 “Групповая” фотография гимназисток“Гимназический учебный день проходит быстро. После трех утренних уроков большая перемена, потом еще два часа занятий, и в половине третьего девочек распускают по домам. Как стая веселых птичек, с говором и щебетанием собирают они наскоро свои ранцы, сумки, связки с книгами, и, смеясь и перегоняя друг друга, сбегают по широкой лестнице в нижний этаж, в раздевалку, где у каждой под ее собственным номером хранятся у сторожа верхнее платье и галоши.

Четвертый класс опустел. Затих веселый смех и говор. Гимназистки разошлись по домам. В дальнем уголке класса копошится только одинокая маленькая фигурка. Это Маня Дадурова остается отбывать возложенное на нее наказание. Она сидит на своем обычном месте, у окна, с книгой на коленях и, лениво повернув голову, смотрит на крышу соседнего дома. На душе обычная апатия с примесью горечи. Мысли работают медленно и вяло. Лицо бледное и не говорит ни о чем, точно маска.

Мысли медленно кружатся. Ни одной радостной, ни одной счастливой! Мане четырнадцать лет, но кажется, что меньше, хотя лицо ее — лицо маленькой старушки. Она сирота: ни отца, ни матери. Живет из милости у бедных родственников. И без нее у дяди с теткой куча ребят мал мала меньше. Тяжело ей дома. Еще тяжелее в гимназии. Не любят здесь, не любят там. Где легче приходится и сама не знает Маня. И вдобавок ученье трудно дается! Все думают, что она лентяйка. Ах, знали бы они всю ее жизнь!.. Знали бы только!”

Из рассказа “Нелюбимая” в сборнике  “Гимназистки”

“Единица!

Если бы «пара» — это… еще, далеко не так обидно! А то почти взрослая шестнадцатилетняя барышня, которой в будущем году предстоит F-523 “Групповая” фотография гимназистокзакончить семь гимназических классов, и вдруг… Нате-ка, единица! Что скажет папа, как отнесется мама, когда оба они узнают что их Сандрильона, их Кошечка, их живое воплощение Наташи Ростовой так непозволительно осрамилась с реформами Петра?!

Эти угрюмо-безнадежные мысли так тревожат Наташу, что, шагая по тротуарам, залитым редким осенним солнцем, о бок с madame Люси, она вовсе и не замечает начала бабьего лета. Как всегда, из гимназии по раз заведенному порядку гувернантка ведет свою взрослую воспитанницу в Летний сад, где в эту пору года стоят в пышном багряно-золотом наряде вековые деревья. Но сегодня на предложение француженки сделать обычную прогулку по саду Наташа бурчит себе под нос что-то по поводу головной боли и, ни мало не заботясь о своей спутнице, решительно направляет свои стопы домой. Ей хочется попасть туда обязательно до возвращения отца с его ежедневных визитов по больным, лишь бы не столкнуться с ним в подъезде и не дать возможность увидеть ее расстроенное лицо.”

Из рассказа “Неприятное положение” в сборнике “Гимназистки”.

Как она, Неточка Ларионова, вошла в класс, каким многозначительным взглядом окинула ближайших соседок по партам — они уже поняли, что с их подругой Неточкой случилось нечто.

И лицо Неточки, маленькое, курносенькое, с бисеринками веснушек под глазами, у носа и на щеках, говорило за то, что нечто необычайное творилось с его владелицей.

На обычной молитве перед занятиями Неточка не могла стоять спокойно, на уроке геометрии тоже, так что учитель Федор Павлович Сабелин два раза окликнул ее, приглашая внимательнее слушать поясняемую им теорему.

Наконец кончился бесконечный первый урок! Небольшой пятиминутный перерыв — и Неточка уже сидит за следующим часом французского языка.

Преподаватель французского принес сегодня классные сочинения и раздал их гимназисткам, делая соответствующие замечания каждой из них. Ах, что значит французское сочинение перед тем, что переживает сейчас  Неточка! Положительно ничего не значит перед ее, Неточкиной, тайной!

О, эта тайна!

Из-за нее, из-за этой тайны, бедняжка Неточка не спала целую ночь! От счастья, конечно. Из-за нее со вчерашнего дня не знает покоя, из-за нее же получила замечание от Пифагора, как называют у них в гимназии преподавателя математических наук.

И что это за ужасно неприятное состояние — хранить в себе тайну и не иметь возможности поделиться ею с кем-нибудь из подруг! Ах, ужасно! Ужасно!"

Из рассказа “Тайна” в сборнике  “Гимназистки”

F-523 “Групповая” фотография гимназисток

 


"Групповая” фотография гимназистов

Суббота, 30 Ноября 2019 г. 21:06 + в цитатник

F-522 “Групповая” фотография гимназистов

К моему глубокому сожалению установить учебное заведение в котором учились молодые люди,  запечатлённые на этой фотографии не представляется возможным.  Фуражечный знак размыт, блях на ремнях не видно, окружающая обстановка не дает указаний на учебное заведение. Но фотография интересная. Умные, одухотворенные лица.

Хороший повод вспомнить о форме учащихся гимназий начала XXвека. Привожу текст  из воспоминаний известного ученого-слависта, внесшего весомый вклад в становление советского и российского славяноведения, профессора Сергея Александровича Никитина (1901-1979). Он был учителем для целого поколения ученых, чьи достижения стали гордостью отечественной науки. Его труды высоко оценены не только в нашей стране, но и далеко за ее пределами.

Сергей Александрович учился в 4-й Московской гимназии. Отрывок из его воспоминаний:

«Все мы, поступив в гимназию, надевали форму. Сначала это была серая суконная куртка со стоячим воротником, застегивающаяся справа на скрытые пуговицы, и того же материала брюки. Куртка подпоясывалась ремнем с бляхой, на которой было вытеснено: «М.4.г.». Мы носили серые шинели с блестящими белыми пуговицами и синие фуражки с белыми кантами и кокардой: «М.4.г.» в лавровых ветках. Позже форму изменили и вместо курток было положено носить серые суконные гимнастерки, подпоясанные ремнем. Предписывалось в торжественных случаях надевать мундиры из темно-синего сукна с серебряным на воротнике галуном. Но в нашей демократической гимназии мундиры были лишь у нескольких человек. Ни у меня, ни у моих товарищей по классу мундиров не было. Не было его и у моего старшего брата , учившегося семью годами раньше, не помню, чтобы в его классе кто-либо имел мундир. Гимназическое начальство мундиров не требовало, поэтому все и обходились без них. Терпимо относилось начальство и к проявлению мальчишеского щF-522 “Групповая” фотография гимназистовегольства, которое выражалось в отступлении от обычного темно-серого цвета форменного костюма. В одни годы считалось франтовством носить форму светло-серого, а в другие -черного цвета. К концу Первой мировой войны, под давлением обстоятельств и нехватки шерстяных материалов нужного цвета, пошли разные отступления, на которые никто уже не обращал внимания.

Форма дисциплинировала мальчиков - на улице не было ни драк, ни других безобразий, но внутри гимназии все это было. Раздевалка была местом, где «крыли втемную» нарушившего нормы товарищеской этики, где происходили так называемые «дуэли», т.е. драки один на один. Дисциплинирующее значение сочеталось и усиливалось правилами поведения, которые были напечатаны в выдававшихся гимназистам билетах”.

Воспоминания Сергея Александровича очень интересны. Особенно хочу отметить  его размышления об изучении иностранных языков . В гимназии изучалась латынь, французский и немецкие языки. Он очень сожалел о том, что в его учебном заведении не преподавался греческий язык:

В нашей полуклассической гимназии не было греческого языка. Позже я жалел об этом, т.к. постигать основы этого трудного языка в студенческие годы было сложнее, чем в гимназические. Я всегда сожалел, а особенно когда стал преподавать в университете, об изгнании классических языков из средней школы. Оно ведет к ограничению кругозора, делает непонятной терминологию всех наук. А для историка и филолога это особенно значительное ослабление его специальной подготовки … Наше поколение наблюдало за истекшие десятилетия катастрофическое паденF-522 “Групповая” фотография гимназистовие знания классических языков филологов и историков. Так, недостаток классической школы у историков приводит к упадку в области древней и средней истории. Специалисты же по истории нового времени и истории СССР чаще всего совсем не знают классических языков, а иные даже считают их ненужными”.

Также интересно, что читали учащиеся тех лет. Есть о чем подумать современным родителям:

В учебное время мы, встречаясь вечерами, играли в шахматы, карты, а всего более читали. С глубокой благодарностью вспоминаю я гимназическую библиотеку, которой ведал инспектор и где был прекрасный подбор книг для младшего возраста. Мы упивались Майн-Ридом, Л. Жаколио, с большим удовольствием читал я [произведения] Н. Каразина, где он интересно описывал путешествия по Средней Азии, и др. Но к старшим классам библиотека перестала удовлетворять. У небольшой группы моих друзей появился интерес к более систематическому и серьезному чтению. Мы достали программы для самостоятельного чтения, которые издавало ОРТЗ (Общество распространения технических знаний), и читали каждый соответственно своим интересам. Так я уже в гимназические годы прочел университетский курс В. О. Ключевского, ряд монографий С. Ф. Платонова, В. И. Семевского, А. Н. Пыпина и др. историков, а также ряд книг по философии, психологии, не говоря уже о художественной литературе, которую я читал широко в том смысле, что наряду с первоклассными писателями читал много второстепенных -Потапенко, Тучева, Оренбургского, Эртеля и др”.

 

F-522 “Групповая” фотография гимназистов


Открытое письмо в Всехсвятское земское училище (Москва)

Воскресенье, 17 Ноября 2019 г. 00:48 + в цитатник

 

Открытое письмо посланное из Санкт-Петербурга в Москву в село Всехсвятское ЕВБ (Её Высокоблагородию) Елизавете Алексеевне Грузовой, Земское Училище. Дата июль 1900 года.

Открытое письмо посланное из Санкт-Петербурга в Москву в село Всехсвятское ЕВБ (Её Высокоблагородию) Елизавете Алексеевне Грузовой, Земское Училище. Дата июль 1900 года.

Село Всехсвятское (Всесвятское) в те годы официально располагалось в Московском уезде и было административным центром Всехсвятской волости. В 1917 село официально вошло в черту города. Сегодня это район у метро Сокол”.

 

Всехсвятское земское училище

Дата основания: 1874

Обучение: Смешанное

Попечитель: Белишев Иван Ефимович

Законоучитель: Священник Никольский Сергей Афонасьевич

Учитель: Никольская Елизавета Сергеевна

Свидетельство: Санкт-Петербургская Коломенская гимназия

Помощник учителя: Грузова Елизавета Алексеевна

Свидетельство: Московское Николаевское Сиротское училище

 

ОТЧЕТ по обзору начальных училищь Московского уезда в 1892/1893 г. Г.Инспектора народных училищ Московской губернии 2 участка, К.К.Кноблоха.

 Всѣхсвятское. Общее впечатлѣніе, произведенноен а меня этимъ  училищемъ, было во всѣхъ отношеніяхъ бдагопріятяо. Оно помѣщается  въ наемномъ домѣ, за который платится земствомъ 420 р. въ годъ. Зданіе деревянное, на каменномъ фундаментѣ, съ желѣзною крышею.  Оно удобно и состоить изъ 2 классныхъ комнатъ. При училищѣ имеются квартиры для учительцъ, которыхъ двѣ (учительница Ннкольская  и помощница ея Грузова). Учащихся по списку состояло 40 мал.и 32 дѣв., а всего 72 человѣка, изъ которыхъ въ старшемъ отдѣленiя было 8, въ среднемъ 29 и въ младшемъ 35. Во время моего посеѣщенія на лицо было 47 человѣкъ, остальные же отсутствовали, по болъзни корью. Ученіе началось въ отчетномъ году только 28 сентября, по случаю бывшаго ремонта чилища. Учащіеся часто въ теченіи года манкировала уроками, но причинѣ болѣзни, метелей и морозовъ. Не смотря на всѣ эти неблагопріятныя повидимому обстоятельства, я нашелъ успѣхи по веѣмъ предметамъх хорошими (за исключеяіемъ Закона Божія, котораго я не касался, за отсутствіемъ законоучителя). Соответственно какдому отдѣленію чтеніе по книгамъ гражданской и церковной печати оказалось правильнымъ и осмысленнымъ, орѳографія письма удовлетворительною, каллиграфія хорошей, грамматический разборъ достаточнымъ, рѣшеніе задачъ, какъ устное, такъ и письменное, вѣрнымъ и отчетливьмъ. Однако ученики старшаго и средняго отдѣленій оказалісь неумѣющимн считать на коммерческихъ счетахъ, что учительница объяснила тѣмъ, что она ихъ не упражняла въ этомъ, по неимѣнію счетовъ. О снабжені таковыми училища мною было сообщено Земской Управѣ. Учащіеся ноютъ всѣ на одпнъ голосъ, а въ церковномъ пѣніи участвуютъ только нѣкоторые изъ нихъ. Состояніе бпбліотеки таково: книгъ для внѣкласснаго чтенія состоитъ 173, разнаго содержанія. Спросъ бываетъ болѣе на книги духовнаго содержанія, повѣсти и разсказы, а ихъ то и мало (по 32 экземпляра тѣхъ и другихъ). Учебныхъ книгъ и классныхъ принадлежностейд остаточно. Въ заключие скажу, что обѣ учительницы заслуживаюсь зa свою усердную и полезную дѣятельность поощренія со стороны начальства.

Журналы Уездного Земского Собрания за 1893 г. — издание: 1893

На открытке изображен вид Ораниенбаума – “У Чертежного моста” с фотографии И.Панфилова. Издатель А.Граф. Типография – Фототипия А.И.Вильборг С.П.Б.


ПЕНЗЕНСКАЯ ЗЕМСКАЯ ФЕЛЬДШЕРСКАЯ ШКОЛА

Воскресенье, 10 Ноября 2019 г. 21:28 + в цитатник

ПЕНЗЕНСКАЯ ЗЕМСКАЯ ФЕЛЬДШЕРСКАЯ ШКОЛАПредъявительница сего дочь псаломщика Ольга Рафаиловна Ассуирова, вероисповедания православного родившаяся 17 июня 1891 года подверглась, согласно прошения, в Пензенской второй мужской гимназии испытанию для приобретения права поступления в фельдшерскую школу.

Гордый взгляд. Она готова бороться за свое будущее. Судя по форменной, одежде Ольга прежде  училась в женской гимназии. Вероятно, получила аттестат. Но все равно была должна подтвердить свои знания в мужской гимназии, если хотела учиться дальше.

А дальше непростая учеба в  фельдшерской школе в течение 3-х лет. А еще, в Пензе, фельдшерская школа смешанных полов, что тоже не упрощало обучение в те годы.  Стоит обучение 25 рублей в год, что очень не дешево, для дочери псаломщика, если только Губернская Земская Управа не освободила Ольгу от оплаты “по бедности”.

В первый год она будет изучать: Закон Божий, Латинский язык, Описательную Анатомию, физиологию, Фармацию, фармацевтическую химию, фармакогнозию. Во второй год - Физиологию и сведения из общей патологии, Фармакологию с рецептурой и общей терапией, Учение о переломах и вывихах, Малая хирургия и способы помощи при внезапных болезнях и опасных случаях, Частная патология, терапия и хирургия, Уход за больными, практические знания и дежурства в больнице и аптеках. На третий год остаются - Частная патология, терапия и хирургия, Практические занятия по способам исследования больных и распознавания болезней, Женские, детские болезни, Учение об отравлениях, Гигиена и диетика, Уход за больными, практические занятия и дежурства в больнице. По окончанию годичного курса проводиться испытание для перехода на следующий год обучения. А в конце третьего года будет выпускной экзамен.  Не легкая учеба. Но оно стоит того. Ведь Ольга сможет после окончания школы  сможет работать фельдшером. А это почти врач. Сможет самостоятельно зарабатывать деньги. И стать свободной…

Пензенская фельдшерская школа была создана при губернской земской больнице в 1864 году. Старшим врачом больницы в те годы был Эрнест Карлович Розенталь. Он руководил больницей с 1834 по 1897 год. и приложил много усилий для создания школы.   Она  содержалась  из бюджета губернского земства.  Первоначально школа имела только один класс из 18 человек. Обучение проходило в двух комнатах больницы. В 1882 году к обучению были допущены девушки.

1.       Устав Женской Медицинской Фельдшерской Школы Вологодского Земства 1882

2.       Двадцатипятилетие фельдшерской школы при Юрьевском ветеринарном институте Юрьевский ветеринарный институт. Фельдшерская школа.

3.      А. В. ПОСТЕРНАК. ЖЕНСКОЕ МЕДИЦИНСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ В XIX — НАЧ. XX ВВ.

ПЕНЗЕНСКАЯ ЗЕМСКАЯ ФЕЛЬДШЕРСКАЯ ШКОЛА


Разрешение на посещение Читального Зала Императорской Публичной Библиотеки в Санкт-Петербурге

Понедельник, 04 Ноября 2019 г. 13:59 + в цитатник

Третье реальное училище. Санкт-Петербург. Разрешение на посещение Читальни Публичной Библиотеки.Интересный документ. Разрешение, со стороны директора 3-го реального училища в Санкт-Петербурге, ученику шестого класса Николаю Жукову на посещение Читальни Императорской Публичной Библиотеки (ныне РНБ). Документ подписан Александром Федоровичем фон-Гёфтманом.

Сегодня это может показаться странным и даже удивительным но “к 1910 году три четверти учащихся средних и высших школ Петербурга посещали Публичную Библиотеку”. На фотографии читального зала Публичной библиотеки мы отчетливо видим учащихся средней школы. И их не мало.

Вот как библиотеку описывал библиотеку(вероятнее всего это не Читальня Императорской Публичной Библиотеки) конца XIXвека Владимир Людвигович Кигн-Дедлов: “Гимназия была плохая, работать мы не умели, кроме того мы умничали, а потому учились плохо и лениво. Дело не в зубрении, а в развитии, говорили мы себе, поэтому к урокам относились пренебрежительно, а больше читали умные книжки и занимались умными разговорами. Единиц мы, однако, по старой памяти боялись и, когда чувствовали, что уж совсем не знаем урока, то вместо гимназии отправлялись в публичную библиотеку. Это были приятные часы. Огромный зал, стены которого сплошь одни книги. Два ряда столов с газовыми лампами. Зал теплый, просторный. За чтение платить ничего не нужно. Пускают всех. Вот, сидит профессор, вот журналист; священник, а рядом с ним раскольник, углубленный в старопечатную книгу; студент и оборванец, зашедший сюда больше для того, чтобы погреться; мальчуган, рассматривающий картинки в прошлогодней «Ниве», и хорошенькая студентка. Здесь все равны, как в церкви; библиотека принадлежит всем, как церковь. Равенством и братством веяло от доброжелательно-важного зала. Воздух был наполнен не суетностью повседневной жизни, а величавым спокойствием слова, уже сказанного, мысли, уже выработанной. Сильное впечатление произвел на меня этот зал, и первое время я чувствовал себя старым, лет этак около ста, мудрым, бесстрастным ученым. Потом очень скоро я стал заглядываться на хорошеньких студенток. В библиотеке я занялся эстетикой. Мой друг ничем посторонним не развлекался, ссорился с соседями за громкий разговор и штудировал политические и экономические сочинения, делая из них огромные выписки. Одно время политика и экономия сменились литературой о Швейцарии: мой друг решил эмигрировать в это свободное государство и стал изучать французский язык, начав зубрить словарь Рейфа, с буквы А. Меня политика не интересовала, заглушаемая литературными упражнениями, чтением стихов и беллетристики, да еще упомянутой «жаждой жизни».”(1)

Сегодня посетить читальный зал могут посещать люди достигшие 14 летнего возраста. Много ли среди посетителей читального зала школьников мне установить не удалось.

 

1-В.Л.Дедлов, Школьные воспоминания.(К истории нашего воспитания). Санкт-Петербург 1902г.

В читальном зале Императорской Публичной библиотеки. Начало XX в


Осень - пора грибной охоты

Суббота, 21 Сентября 2019 г. 19:08 + в цитатник

Осень пора грибников (Старое фото)

Осень – пора грибников. И как в наши дни наши прадедушки и прабабушки  с удовольствием собирали грибы. И как мы видим это были не только “белые” а и всякая, привычная нам, “разносортица”.  Хотя отличия конечно есть. Мало кто сегодня пойдет в лес в белом пиджаке и светлых брюках.


12-и бальная система оценок знаний

Суббота, 14 Сентября 2019 г. 22:27 + в цитатник

Ведомость об Успехах и Поведении Феоктистовой Анны. Ученицы I Класса А. Василеостровской женской гимназии за 1908/9 учебный год.Я всегда знал, что девочкам достается все самое лучшее. С первого класса школы у них были лучшие отметки и похвалы учеников. Но все это, конечно было моим субъективным мнением.  А теперь я нашел доказательство этому.  В конце XIX и начале XX веков в женских образовательных  учреждениях применялась 12-и бальная система оценки успеваемости. И девушки могли гордо посматривать сверху вниз на своих однолеток мужского пола. Их оценки всегда были “выше”.

В основе отечественной 12-и бальной системы оценки достижений  лежала методика, предложенная немецким педагогом XVIII века Иоганном Бернхардом Базедовым. Он разработал педагогическую методику – филантропизм на основе идей Ж.Ж.Руссо. Она основывалась на методах обучения соответствующих психологии детей ( использование игровых и творческих подходов, использование материальных наглядных пособий и пр.).  В качестве оценок использовались точки. Чем больше точек– тем лучше. Подход Базедова очень нравился Екатерине II (!).  Правда, только в области метода оценки успеваемости. Благодаря Екатерине II  эта методика получила распространение в России. Точки заменили цифрами, а максимальный бал ограничили цифрой 12.  Так и появилась 12-и бальная система, конкурирующая со стандартной 5-и бальной. В конце XIX века эта система осталась в некоторых военных и женских учебных заведениях.

Вот одна из расшифровок 12-и бальной системы:

  • 12-Отлично
  • 11-Весьма хорошо
  • 10-Очень хорошо
  • 9 и 8- Хорошо
  • 7- Удовлетворительно
  • 6-Посредственно
  • 5-Неудовлетворительно
  • 4-1-Слабо

После 1918 года в системе оценок было много экспериментов. Но затем все учебные заведения России перешли на 5-и бальную систему.  С 2000 года в школах Украины действует 12-балльная шкала (система) оценивания учебных достижений учеников. Обсуждается возможность перехода к 10—12 бальной системе и у нас в России.

Ведомость об Успехах и Поведении Феоктистовой Анны. Ученицы I Класса А. Василеостровской женской гимназии за 1908/9 учебный год.

Ведомость об Успехах и Поведении Феоктистовой Анны. Ученицы I Класса А. Василеостровской женской гимназии за 1908/9 учебный год.


Выпускницы 1905 года подписывают свои фотографии для Аграфены

Пятница, 23 Августа 2019 г. 22:10 + в цитатник

Выпускницы 1905 года подписывают свои фотографии для АграфеныС годами мы теряем многое из того, что считалось обязательным атрибутом повседневной жизни. И 100 лет тому назад никто не мог представить себе, что их потомки потеряют навыки чтения рукописных текстов и забудут какому имени соответствует уменьшительно-ласкательное имя “Феночка”.

Любимой традицией выпускниц женских учебных заведений в начале XXвека (да и в конце XIXвека) заключалась в обмене своими фотографиями с трогательными и нравоучительными подписями на обратной стороне. Так я встретился с “Феночкой”, “Фенулей” и пр.

Скажу честно, мне не просто было определить соответствие этого имени. Помогла книга “Словарь народных форм Русских имен” Суперанской Александры Васильевны.

В ней я и нашел эти имена:

Феночка, Фенечка, Фенька, Фенуля, Фенюша и пр.  И узнал, что это производные от имени “АгрипВыпускницы 1905 года подписывают свои фотографии для Аграфеныпина”, которое на Руси приобрело форму “Аграфена”.

А производных у этого имени было бесконечно много - Гапа, Грапа, Грипа, Ина, Рипа, Аграфенка, Гаша, Граня, Граша, Груня, Груняка, Грунятка, Груша, Гуня, Фена ,Феня и пр.

Красивое и гордое имя “Аграфена” практически ушло из нашей жизни. И сохранилось только на страницах книг. А бытовые, уменьшительно-ласкательные имена полностью стерлись из нашей жизни. Для книг они были “мещанскими” а в быту они исчезли. И остались только на страницах справочников.

А надписи они неподражаемы:

-          “Храни оригинал, Люби изображенье…”

-          “А порой сюда взгляни и наш десяток вспомяни…”

-          “Ты просила, чтобы на карточке Я написала что нибудь. Я подумала и написала: “не забудь”!”.

А некоторые термины остаются непереводимы:Выпускницы 1905 года подписывают свои фотографии для Аграфены

-          “Вспоминайте почаще учительку по езолову…”  Что преподавала эта “учителька” – загадка?

А ведь было такое слово. А, что оно значит не понять...

Где учились эти девушки определить довольно трудно. А фотографии сделаны в Санкт-Петербурге в фотоателье Н.Хитрово  расположенном в доме №41 по  Литейному пр. (“против Бассейной ул.”).

Все фотографии датированы 1905 годом.


Встреча Нового года студентами в "меблирашках"

Суббота, 04 Мая 2019 г. 22:28 + в цитатник

 

Встреча Нового года студентами в "меблирашках"

И хотя сегодня уже поздновато праздновать Новый Год, я решил опубликовать эту фотографию так как студентам  важен сам процесс а повод всегда найдется. Первомайские праздники ни чем не хуже.  На открытке мы видим картину художника Лаврова Александра Алексеевича – “Встреча Нового года студентами в "меблирашках"”. По всей видимости, самой картины никогда не было, писалась заготовка для открытки. Ведь Лавров А.А. знаменит не своими картинами, а открытками, в том числе написанными в стиле Елизаветы Бём. Судя по его живописным открыткам художником он был посредственным, а вот видя его рождественские, пасхальные и прочие открытки , убеждаемся, что он был великолепным иллюстратором.

О самом художнике информации очень мало.  Художник родился в 1857 году. В 1866 году поступил вольнослушателем в Академию Художеств. Через некоторое время был зачислен в студенты. По окончанию Академии получил право преподавания в уездных училищах. Был штатным художником российского отделения Общества Красного креста. Вот практически и все.

Но вернемся к картинке. Веселая компания. Сразу видно не богатая. В “меблибрашках” “белоподкладочники” не жили. Студенты разных институтов (судя по наплечным знакам).  Видны учащиеся университета. Панцирная кровать – кто сейчас о них помнит, хотя их век закончился всего лет двадцать тому назад. Одна бутылка шампанского на всех, ящик пива (ну какие студенты без пива). Еды на столе практически не видно. Самовар, и конечно стаканы с чаем. Гитара в углу. Шкаф с книгами.Буржуйка. Обстановка “спартанская”. Но они молоды и им весело…

Для нас жителей конца XXвека обстановка и сама сценка абсолютно тривиальная. Но стоит задуматься о том, что все это происходит более ста лет тому назад. И по правилам этикета того времени такой сценки не могло быть в принципе. Не могли холостые приличные молодые люди распивать вместе шампанское в спальне. Не стоит забывать, что многие студенты и студентки были дворянского происхождения, а им эти правила прививались с детства. Поэтому эта открытка была привлекательна для многих  своим шокирующим содержанием.

Когда на свет студент родился,

То разошлися небеса,

Оттуда выпала бутылка

И раздалися голоса:

    По рюмочке, по маленькой налей, налей, налей,

    По рюмочке, по маленькой, чем поят лошадей!


Метки:  

Конверт для посылки визитной карточки

Четверг, 02 Мая 2019 г. 17:39 + в цитатник

 

 Конверт для посылки визитной карточкиСегодня визитная карточка это средство представления информации о человеке. Очень редко они служат атрибутом этикета. Совсем по-другому визитная карточка представлялась в позапрошлом веке. Это было средство(можно сказать техническое) исполнения сложных правил этикета. А в те годы соблюдение довольно жестких правил этикета было необходимо практически для любого человека, который хотел быть  составной частью “общества”. Конечно, допускалось некоторое отступление от правил, но чаще всего это отступление и оценивалось на основании правил. Как минимум знать эти правила должны были знать все члены “общества” практически с младенчества. Ведь эти правила давали возможность понять как тот или иной человек относится к Вам или давали возможность показать кому-либо, как к нему относитесь Вы к нему. Визитные карточки были незаменимым инструментом для этого. К визитным карточкам в те годы относились очень серьезно

На фотографии вы видите специальный конверт курьерской службы посылки визитных карточек. Получивший карточку должен быть указать дату и время получения карточки и расписаться на конверте. Конверт возвращался к пославшему визитную карточку. Конверт для посылки визитной карточки (обратная сторона)Очень интересен способ указания на скорость доставки – “Аллюр”. Вариантов было два – “переменным аллюром” и “как можно скорее”. Мы понимаем, какой это был отличный маркетинговый ход. Ведь человек, получающий этот конверт видел, какую скорость выбирал посылавший. Предположу, что 80% корреспондентов выбирали – “как можно скорее”, заплатив большую сумму за это.

Справа внизу визитная карточка -студент Петроградского Института Инженеров Путей Сообщения – Романычева Николая Степановича.

Описание некоторых правил использования визитных карточек из книги “Жизнь в Свете, Дома и при Дворе”, Издание редакции журнала “Вестник Моды”. Санкт-Петербург. 1890г.

“Девушки, не превратившяся еще въ старыхъ девъ, не имеютъ отдельныхъ визитныхъ карточекъ, они приписываютъ свое имя карандашомъ на карточке матери. Молодые люди, наоборотъ, имеютъ карточки съ ранняго возраста, такъ какъ имъ приходится бывать во многихъ местахъ безъ своихъ родителей.

Мужчина оставляем въ знакомомъ доме столько карточекъ, сколько тамъ мужчинъ, женщинъ и девушекъ. Женщина оставляет карточки только для женщинъ. Карточку, оставленную не въ смысле визита, не загибаютъ вовсе. Если ее посылаютъ, то непременно Николай Степанович Романычев -Студент Петроградского Института Инженеров Путей Сообщениявъ конверте.

Въ ответъ на всякую любезность, какъ, напримеръ, подарокъ, приглашеніе и т. п., получившій ихъ обязанъ послать свою карточку.

На карточке, оставленной по случаю отъезда, пишутъ р. р. с.—т. е. pour prendre congé; по возвращеніи, на карточке вновь пишется адресъ и обозначаются пріемные дни. Женщине не позволительно завозить свою карточку мужчине, если только дело идетъ не о какомъ-нибудь особенномъ приглашении; да и въ этомъ случае замужняя женщина делаем это отъ имени мужа.

Пріехавъ съ визитомъ и не заставь хозяевъ дома, оставляютъ карточку, загнутую широко съ леваго бока къ верху; при визите по случаю смерти или инаго печальнаго случая, карточку загибаютъ съ праваго бока внизъ, иногда этотъ сгибъ разрываютъ.

Никогда не посылаютъ карточекъ по почте начальству или знатному лицу, но относятъ лично. У болышихъ вельможъ мужчины росписываются на листе въ пріемной; женщины оставляютъ свои карточки.”

Посылать визытныя карточки по почте допускается только въ новый годъ и на Пасху".


Доброе утро – барышни. Дачная идиллия.

Четверг, 02 Мая 2019 г. 14:03 + в цитатник

Студент Санкт-Петербургского Политехнического института - Министерства ФинансовВ конце XIX- начале XXвека Дача и Дачная жизнь сильно отличались от того что мы понимаем под феноменом Дача, вошедшим в наш обиход начиная с 70-х годов прошлого века, когда жителям крупных городов начали раздавать участки земли, сначала 12 “соток”, затем восемь, а в завершении процесса шесть.

В те годы Дача была местом праздного отдыха тех(или их семей), кого мы сейчас называем “средним классом”. Они не сажали огурцов,  не пололи грядок да и разведением цветов чаще всего они не занимались. В основной массе дачное жилье снималось на сезон, собственных дач в процентном соотношении было не много. И конечно, необходимо оговориться Дача это не Загородные Усадьбы, которых в те годы было не мало. Дача это место, где люди проводили лето, покидая пыльный и душный город.

Дача была местом полностью мещанским, за что над ней постоянно подсмеивались русские поэты и писатели тех дней. Дачные жители наряжались, гуляли, знакомились, устраивали пикники, флиртовали, читали книги, ходили в театр (практически в каждой крупной дачной местности был собственный дачный театр), участвовали в театральных постановках, занимались охотой, рыбалкой и пр. И конечно пили чай, чаще всего в обществе своих родственников, друзей и знакомых.

Отличная “зарисовка” из дачной жизни – рассказ А.П.Чехова “На даче”.

На фотографии мы видим студента (вероятнее всего Санкт-Петербургского Политехнического Института находящегося в тот момент в ведении Министерства Финансов). Светлые брюки, тужурка белого цвета, запонки, перстень на пальце, тросточка – типичный вид состоятельного студента на даче ведущего праздный образ жизни.

Приложение:

Из утверждённого, 17 Июля 1898 года, Министром Финансов описания форменной одежды студентов Киевского Политехнического Института Императора Александра II и Варшавского Политехнического Института Императора Никола II.

6.            В летнее время дозволяется носить чехол на фуражке и тужурку из белого полотна.


Метки:  

3-я Санкт-Петербургская гимназия

Суббота, 13 Апреля 2019 г. 18:36 + в цитатник

На фотографии мы видим 3-я Санкт-Петербургская гимназияучеников 3-й Санкт-Петербургской гимназии начала 20-го века. Гимназия была престижной. В ней учились потомки знаменитых родов России – Шереметьевы, Вяземские  вместе с сыновьями профессоров, инженеров, врачей и коммерсантов.  

Гимназия была создана в 1823 году путем преобразования  Учительского института. В 1830 она получила  свое название – Третья гимназия.  Гимназия получила статус учебного заведения при университете, поэтому в ней преподавались дополнительные языки – латынь и греческий.

Но, не смотря на свою привилегированность и насаждаемую воспитателями жесткую дисциплину, гимназия была очень “буйная”. Ученики “травили” учителей и воспитателей  а  те пытались обуздать их педагогическими и не совсем методами. Сегодня нам даже трудно представить до чего доходили проказы учеников в отношении учителей.

Вот как описывает одну из таких проказ, ученик этой гимназии Самуил Яковлевич Маршак в своих воспоминаниях: “ В гимназии ходили легенды о тех бесконечных «розыгрышах», которые устраивали Цинзерлингу(учитель греческого языка) его щедрые на выдумки ученики. Рассказывали, будто однажды     старшеклассники, сыновья состоятельных родителей в складчину заказали для Роберта Августовича в самом богатом бюро похоронных процессий пышный катафалк с вереницей траурных карет и целой армией факельщиков в черных ливреях и цилиндрах. У наших,  острогожцев не хватило бы на такую затею ни денег, ни дерзости.

Говорят, что Цинзерлинг и в самом деле чуть не умер от ужаса и злости, когда увидел у себя под окнами черных лошадей, мерно покачивающих траурными султанами, а потом услышал из передней незнакомый торжественно-печальный голос, возвещающий о прибытии погребальной колесницы”.  (В начале жизни (страницы воспоминаний))

Милые дети …

1.       С.Я.Маршак В начале жизни (страницы воспоминаний)

2.       За сто лет (Петербургская третья гимназия), Соколов Николай Алексеевич,Воспоминания, статьи и материалы Петроград, 1923 г.

3.       А.Ярош, До Университета. (Из жизни средней школы) Санкт-Петербург : типо-литогр. "Энергия", 1906. - 306 с.

3-я Санкт-Петербургская гимназия


Моканшань. Дачное место, в горах, двести верст от Шанхая.

Воскресенье, 07 Апреля 2019 г. 09:55 + в цитатник

Моканшань. 25 августа 1920 года, дачное место, в горах, двести  верст от Шанхая

 

Фотографии это  свидетельства уходящего времени. Эта фраза очень избита, но придумать ее аналогию очень трудно. А как жаль, что большинство старых фотографий не подписаны и те люди, которые изображены на них, остаются анонимными.  Но как увлекательна ситуация, когда фотография несет какую-либо информацию о тех, кто изображен на ней.

Вот и в этом случае надпись на обороте этой фотографии звучит очень интригующе. “Моканшань. 25 августа 1920 года, дачное место, в горах, двести  верст от Шанхая. Урок английского языка”.

Кто эти люди? Как эта фотография вернулась в Россию?

Определить место не сложно. Это по всей видимости населенный пункт в окрестностях горы – Моканншань - Moganshanzhen, Deqing, Хучжоу, Чжэцзян (Moganshan). Гора получила свое название на основании легенды о знаменитых мечах именуемых  Гань Цзяна и Мо Се. Гору назвали в честь мастеров создавших эти мечи. Это были супруги имевшие фамилии  «Мо» и «Кан».

А вот с “русским” следом все гораздо сложнее. Свое имение в этом местечке имел Гроссе Лев Викторович, известный поэт, масон, мистик,  сотрудник парижской монархической газеты “Возрождения”, сотрудник Шанхайского отделения ТАСС.  После войны(1948) вернулся в СССР, год жил в Казани, работал переводчиком. Был арестован. Умер в лагере.

Это имение принадлежало еще его отцу – Виктору Федоровичу Гроссе — дипломату, генеральному консулу России в Шанхае (1911-1924).

После войны Лев Викторович продал виллу и “отдал львиную долю своей экс-жене,  уехавшей в Россию с одной из первых партий репатриантов”.  Это была Ильина Наталия Иосифовна – писательница и общественный деятель СССР.

Путь, по которому фотография могла вернутся в СССР понятен. Вероятность того, что на фотографии мы видим одну из дочерей Виктора Федоровича Гроссе – Анну или Елизавету, довольно велика. Но подтвердить или проверить это очень трудно.

 

СТАРЫЙ ДОМ

Четверть века прошло вне родного крыльца,
И вот возвращаюсь я в домик отца;


Но отца уже нет, мать давно умерла,
И сестра, что постарше, — та тоже ушла.


Вот некогда малая наша сосна;
Как мачта, теперь величава она.


Не знала она ни потерь, ни тревог,
Ее не ломали ни мысли, ни рок —


Лишь ветер ее мимоходом ласкал
И стройные ветви безмолвно качал;


Вот старый ручей, что журчал под окном,
Все так же журчит он — кто знает, о чем?


И месяц восходит, над крышей родной
Все так же, все так же, как юной порой.


Все так же земля вековая живет,
Все тот же над домом ночной небосвод,


И ты лишь, бездомное сердце мое,
Не то, чем ты было, — не то, друг, не то!


Того, кто здесь жил, кто с тобою делил
Надежды и сны чуть проснувшихся сил,


Здесь нет уж давно! И не встретишь ты их
Никогда, никогда в этом мире живых!


Только вот — на стене — вижу строчки, черты.
Это ты ли, сестра, записала мечты?


Вот и все, что осталось под крышей родной
От тех, кто ушел невозвратной тропой, —


И боль разрывает тебя на куски,
И руки покрепче сжимают виски,


И мысли, как дождик осенней порой,
Стучатся, щемят безысходной тоской.


Не надо, не надо! Не думай, молчи —
Зажжешь ли ты думой огарок свечи?


Нет, сердцу лишь сердце расскажет опять —
О том, что наш разум не может понять,


Лишь сердце тишайшей волною любви
Настигнет ушедшие звуки земли;


И люди, и мысли, и дни, и века
Уйдут в быстротечность, как сон, как река,


И ты лишь, святая земная любовь,
Лишь ты, в некой тайне рождаясь все вновь,


Утешишь, поймешь, окрылишь тишиной,
Прозрачной, как небо, нежнейшей слезой,


И жизнь, славословя твой тихий полет,
Над смертью, над смертью тебя вознесет!


1947 Моканшан, Китай, Гроссе Л.В.

 

1.       В. Шаронова . “Виктор Гроссе – хозяин Русского замка в Шанхае”

2.       Ларисса Андерсен. Одна на мосту: Стихотворения. Воспоминания. Письма.


Ученики Императорского Санкт-Петербургского Коммерческого Училища

Суббота, 23 Марта 2019 г. 14:17 + в цитатник

Ученики Императорского Санкт-Петербургского Коммерческого Училища

 

На фотографии мы видим учащихся Императорского Санкт-Петербургского Коммерческого Училища Ведомства учреждений императрицы Марии. В 1869-1871 годах для училища было построено новое здание по проекту архитектора Макарова Михаила Алексеевича в стиле неоренессанс .  Здание располагается по адресу Ломоносовская ул. 9 (Чернышев переулок). Сегодня  здание принадлежит университету ИТМО.

Смею предположить, что во главе учащихся запечатлен Иван Семенович Крючков  - почетный члена Совета училища. И.С.Крючков будучи успешным коммерсантом, принимал очень активное участие в общественной и политической жизни  Санкт-Петербурга. Он был с 1903 года старшиной Санкт-Петербургского купеческого сословия, председателем Санкт-Петербургской купеческой управы, председателем Попечительского совета Петровского коммерческого училища и занимал еще многие общественные должности. Активно сотрудничал с партией “Союза 17 октября”.

Он прилагал очень большие усилия для становления коммерческого образования в Санкт-Петербурге.

Существует  портрет И.С. Крючкова  написанный Ильей Репиным.

Портрет Ивана Семеновича Крючкова работы Ильи Репина


Студент Санкт-Петербургского Политехнического института

Суббота, 16 Марта 2019 г. 15:37 + в цитатник

Студент Санкт-Петербургского Политехнического института

Фотография датирована – 14 марта 1916 года. Выходных данных нет. Использовалась фотобумага на  обратной стороне, которой  была разлиновка в виде почтовой открытки.

По всей видимости фотографию делали и печатали не в фотоателье. Делал ее начинающий фотолюбитель. Начало 20-го венка и он использовал размытие и ручную доработку фона. В те годы фотодело было очень популярным увлечением.Наплечный знак (П 1) Санкт-Петербургского Политехнического института



Поиск сообщений в Vladimir_SPB
Страницы: [10] 9 8 ..
.. 1 Календарь
Подписка RSS Реклама на сайте Реклама в газете Издательство Редакция Наш адрес

Rambler's Top100